А. Соотношение второго тома «Систематической теологии» с первым

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 
170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 
187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 
204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 

томом и с системой в целом

истема требует последовательности, но тут может возникнуть

закономерный вопрос о том, могут ли два тома, написанные с

перерывом в семь лет, быть последовательными относительно друг

друга? Если систематическая структура содержания не изменена, то

представлять такую последовательность они могут даже и в том случае, если

особые проблемы решаются по-разному. Как многочисленные критические

замечания, так и новые мысли, возникшие в промежутке между написанием

томов, не изменили фундаментальной структуры системы, хотя, конечно, во

многих отношениях они повлияли и на форму, и на содержание. Если бы

теологическая система была дедуктивной, наподобие той системы в

математике, где одно утверждение выводится из другого с рациональной

необходимостью, то изменения в концепции мышления нанесли бы ущерб

целому. Однако теология дедуктивным характером не обладает, и настоящая

система сформулирована таким образом, что этой опасности мы явно

избежали. После того как мы даем центральный теологический ответ на тот

или иной вопрос, мы всегда возвращаемся к экзистенциальному вопросу как

к тому контексту, в котором снова дается теологический ответ.

Следовательно, новые ответы на новые или старые вопросы необязательно

разрушают единство между предшествующими и последующими частями

системы. Это -динамическое единство, которое открыто для новых

исследований даже и после того, как целое уже сформулировано.

Третья часть системы, охватываемая этим вторым томом, со всей

очевидностью выявляет такую характеристику. И хотя за второй частью

системы под названием «Бытие и Бог» следует в этом томе часть под на-

званием «Существование и Христос», тут нет никакого логически необ-

ходимого или дедуктивного перехода от бытия к существованию или от Бога

к Христу. Путь от сущности к существованию «иррационален»; путь от Бога к

Христу «парадоксален». Точный смысл этих терминов будет обсужден ниже;

пока что они только подтверждают открытый характер настоящей системы.

Переход от сущностного к экзистенциальному бытию не может быть

понят в терминах необходимости. Однако если принять во внимание

классическую теологию и всех тех философов, художников и писателей,

С которые конфликты экзистенциальной ситуации человека воспринимали

всерьез, то следует признать, что реальность включает в себя этот переход. А

если так, то резкий переход от первого ко второму тому отражает резкий

переход от сущностной природы человека к ее искажению в существовании.

Но для того чтобы понять любое искажение, следует понять его

неискаженный или сущностный характер. Следовательно, отчуждение

существования (и амбивалентность жизни) так, как оно представлено в

данном томе, может быть понято только в том случае, если нам известна

природа конечности в том виде, в каком она представлена в первом томе в

части «Бытие и Бог». Далее. Для того, чтобы понять ответы, данные на те

вопросы, которые подразумеваются отчуждением и амбивалентностью,

необходимо знать не только ответ, данный на тот вопрос, который

подразумевается конечностью, но еще и тот теологический метод,

посредством которого вопрос и ответ соотнесены друг с другом. Это не

значит, что осмысленное чтение второго тома полностью зависит от того,

был ли прочитан первый, поскольку, как уже было указано, в каждой части

этой системы вопросы разрабатываются заново, а ответы соотносятся с ними

по-особому. Такое независимое чтение этого тома будет также облегчено как

частичным резюмированием, так и переформулированием мыслей,

обсуждавшихся в первом томе.

Четвертая часть системы, «Жизнь и Дух», последует за третьей частью,

«Существование и Христос», в качестве описания конкретного единства

сущностной конечности и экзистенциального отчуждения в амбивалентностях

жизни. Ответ, который будет дан в этой части, — это божественный Дух.

Однако ответ этот неполон. Жизнь остается амбивалентной до тех пор, пока

она остается жизнью. Вопрос, подразумеваемый амбивалентностями жизни,

ведет к новому вопросу, то есть к вопросу о том направлении, в котором

движется жизнь. Этовопрос истории. Говоря систематически, история как

она есть характеризуется своей устремленностью к будущему и является

динамическим качеством жизни. А если так, то «загадка истории» является

частью проблемы жизни. Однако с практической во всех ее аспектах точки

зрения полезно отделить обсуждение истории от обсуждения жизни вообще и

соотнести окончательный ответ, «вечную жизнь», с теми амбивалентностями

и вопросами, которые подразумеваются историческим существованием

человека. Именно поэтому мы и добавили пятую часть под названием

«История и Царство Божие», хотя, строго говоря, этот материал и относится к

категориям жизни. Мы приняли такое решение по аналогии с теми

практическими соображениями, которыми была продиктована первая часть,

«Разум и Откровение», материал которой, говоря систематически, относится

ко всем остальным частям. И это решение также демонстрирует

недедуктивный характер всего проекта. И хотя в отношении систематической

строгости тут и имеются недостатки, однако практические преимущества

просто удивительны.

Включение несистематических элементов в систему приводит к вза-

имозависимости всех частей и всех трех томов. Второй том не только зависит

от первого, но еще и дает возможность более полного его понимания. В

предшествующих частях неизбежно приходилось во многом предвосхищать

те проблемы, которые во всей полноте обсуждались лишь

в последующих частях. Система имеет характер того круговорота, который

присущ органическим процессам жизни. Те, кто находится внутри круга

христианской жизни, поймут это без труда. Тем же, кто чувствует себя в этом

отношении посторонним, может показаться, что несистематические

элементы изложения сбивают с толку. Однако в любом случае

«несистематическое» не значит «непоследовательное»; оно значит всего лишь

«недедуктивное». А жизнь со всей ее созидательностью и событийностью

недедуктивна.