2. Событие, факт и восприятие

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 
170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 
187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 
204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 

Иисус как Христосэто как исторический факт, так и воспринимаемый верой

субъект. Нельзя говорить об истине того события, на котором основано

христианство, не утверждая при этом обеих этих сторон. Многих те-

ологических ошибок можно было бы избежать, если бы обе эти стороны

«христианского события» акцентировались с одинаковой силой. Если одна из

этих сторон полностью игнорируется, то христианская теология как целое

обесценивается. Если теология игнорирует тот факт, на который указывает

имя Иисуса из Назарета, то она игнорирует и фундаментальное христианское

утверждение о том, что Сущностное Богочеловечество явилось в

существовании и подчинило себя условиям существования, при этом не

покорившись им. Если бы не было той личностной жизни, в которой было

преодолено экзистенциальное отчуждение, то Новое Бытие так и осталось бы

всего-навсего поиском и ожиданием, но не стало бы реальностью во времени и

пространстве. И только если существование побеждается в одной точке (то есть

в личностной жизни, представляющей существование как целое), то

побеждается оно и в принципе, то есть «в начале и в силе». Именно поэтому

христианская теология должна настаивать на том актуальном факте, к

которому отсылает имя Иисуса из Назарета. Именно поэтому церковь устояла

в борьбе с противоборствующими группами религиозных движений первых

веков. Именно поэтому церкви пришлось вести неистовую борьбу с

гностически-докетическими элементами в ней - с теми элементами, которые

вошли в христианство так же рано, как и сам Новый Завет. Именно поэтому

всякого, кто со всей серьезностью воспринимает как исторический подход к

Новому Завету, так и его критические методы, начинают подозревать в

склонности к докетизму 19*— как бы упорно он ни подчеркивал фактическую

сторону Вести Иисуса Христа.

Однако и другая сторона (то есть восприятие Иисуса как Христа верой)

нуждается в таком же акцентировании. Вне этого восприятия Христос не был

бы Христом, то есть проявлением Нового Бытия во времени и пространстве.

Если бы Иисус не утвердил себя в качестве Христа как перед своими

учениками, так и через них перед всеми последующими поколениями, то

человек по имени Иисус из Назарета вряд ли запомнился бы в качестве

исторически и религиозно значительной личности. Тогда он принадлежал бы к

предваряющему откровению и, возможно, к подготовительному этапу истории

откровения. Он мог бы стать тогда пророческим провозвестником Нового

Бытия, но не окончательным явлением самого по себе Нового Бытия. Он не

стал бы Христом даже в том случае, если бы провозгласил себя Христом сам.

Сторона восприятия в христианском событии столь же значительна, как и его

фактическая сторона. Только их единство и создает то событие, на котором

основано христианство. Согласно более поздней символике, Христосэто

глава церкви, являющейся его телом. И в этом своем качестве они по

необходимости взамозависимы.