3. История и Христос

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 
170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 
187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 
204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 

Если Христосне Христос без тех, кто воспринимает его как Христа, то как

на действительности Вести сказалось бы то, если бы была прервана или

разрушена преемственность церкви как той группы, которая воспринимает его

как Христа? Можно было бы представить (а сегодня это как никогда легко),

что та историческая традиция, центром которой является Иисус, уничтожена

полностью. Можно было бы представить, что некая всеобщая катастрофа и

возникновение совершенно новой человеческой расы не оставили бы и

памяти о событии под названием «Иисус как Христос». Способна ли такая

возможность (которую нельзя ни подтвердить, ни опровергнуть) подорвать

уверенность в том, что Иисусэто Христос? Или христианская вера

запрещает себе это представлять? Последнее, однако, стало невозможным для

тех, кто сознает, что сегодня эта вероятность стала актуальной угрозой!

После того как человечество обрело силу уничтожить себя, этот вопрос уже

не заглушить. Стало ли бы самоубийство человечества опровержением

христианской Вести?

В Новом Завете присутствует осознание проблемы исторической не-

прерывности и ясно указывается на тот факт, что, пока человеческая история

продолжается (то есть до конца света), Новое Бытие во Иисусе как во Христе

и присутствует, и действенно. Иисус Христос будет с теми, кто в него верует,

каждый день вплоть до конца времен. «Врата адовы», демонические силы, не

одолеют его церкви. А перед концом он установит «тысячелетнее царство» и

придет в качестве судии всех сущих. Как совместить этого рода утверждения

с возможностью того, что человечество может уничтожить себя уже завтра?

И даже если уцелеют люди, отрезанные от той исторической традиции, в

которой явился Иисус как Христос, то все равно следует спросить: «Что

означают библейские утверждения в свете такого развития событийНельзя

отвечать в том духе, что Бог устроил так, чтобы не допустить таких

катастроф. Ибо структура Вселенной со всей очевидностью обнаруживает то,

что условия жизни на земле

ограничены во времени, а условия человеческой жизни ограничены еще

больше. Если отказаться от супранатуралистического буквализма касательно

эсхатологических символов, то отношение Иисуса как Христа к человеческой

истории следует понимать по-другому.

Мы уже обсуждали сходную проблему в связи с отношением идеи Христа

ко Вселенной. Тогда вопрос касался значения идеи Христа в смысле

пространственной протяженности; теперь же вопрос касается значения

реальности Иисуса как Христа в смысле протяженности временной. Отвечая

на первый вопрос, мы сказали, что отношение Вечного Богочеловечества к

человеческому существованию не исключает других отношений Бога к другим

частям или уровням существующей Вселенной. Христосэто Бог-для-нас! Но

Бог существует не только для нас, но и для всего сотворенного. По аналогии

можно сказать, что Иисус как Христос соотнесен с тем историческим

процессом, центром которого он является, детерминируя его начало и его

конец. Он начинается в тот момент, когда люди начинают осознавать свое

экзистенциальное отчуждение и поднимать вопрос о Новом Бытии. Такое

начало, конечно, не может быть детерминировано историческими

изысканиями, но должно излагаться в понятиях легенд или мифов (как это

имеег место в Библии и в другой религиозной литературе). Соответственно

этому началу конецэто такой момент, когда решительно прерывается

непрерывность той самой истории, центром которой является Иисус как

Христос. Этот момент нельзя детерминировать эмпирическини в его

природе, ни в его причинах. Его природой может быть исчезновение или

полное преобразование того, что когда-то было историческим человечеством.

Его причины могут быть историческими, биологическими или физическими.

Однако в любом случае это будет концом того процесса, центром которого

является Иисус как Христос. Для веры нет никаких сомнений в том, что

Христосэто центр дЛя исторического человечества в его уникальном,

непрерывном развитии (в том развитии, которое происходит здесь и сейчас).

Однако вера не может судить о будущей судьбе исторического человечества и

о том, каким именно образом она завершится. Иисус является Христом для

нас, то есть для тех, кто соучаствует в том историческом континууме, смысл

которого он детерминирует. Это экзистенциальное ограничение не огра-

ничивает его значения качественно, но оставляет открытой возможность для

иных способов божественного самопроявления до и после нашего

исторического континуума.