7. Библейское свидетельство об Иисусе как о Христе

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 
170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 
187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 
204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 

Во всех своих аспектах Новый Завет является таким документом, в котором

образ Иисуса как Христа является в его изначальной и базисной форме. Все

остальные документы, начиная с писаний апостолов и кончая писаниями

современных теологов, от этого изначального документа зависят. Новый

Завет как таковой является составной частью того события, которое он

документирует. Новый Завет представляет собой восприни-

мающую сторону этого события и в этом своем качестве является свиде-

тельством его фактической стороны. Если это так, то можно сказать, что

Новый Завет в его целостности является базисным документом того события,

на котором зиждется христианская вера. В этом отношении разные части

Нового Завета друг с другом согласуются. В других же отношениях имеются

существенные различия. И все-таки все книги Нового Завета едины в

утверждении, что Иисусэто Христос. Желанием так называемой

либеральной теологии было получить что-то помимо библейских свидетельств

об Иисусе как о Христе. В результате этой попытки первые три Евангелия

представлялись до сих пор в качестве наиболее важной части Нового Завета.

Такими они и остались в оценках многих современных теологов. Но как

только человек понимает, что христианская вера на такой основе построена

быть не может, четвертое Евангелие и Послания обретают такую же

важность, как и синоптические Евангелия. И тогда становится очевидным,

что в решающем вопросе (в вопросе исповедания Иисуса Христом)

противоречий между ними нет. Различие между синоптическими Евангелиями

и остальными текстами Нового Завета (включая и четвертое Евангелие)

состоит в том, что синоптики дают тот образ, на котором основано

утверждение о том, что Иисусэто Христос, тогда как в остальных текстах

дана разработка этого утверждения и его импликаций как для христианского

мышления, так и для христианской жизни. Такое различие ничего не

исключает, поскольку различие тут в акцентах, а не в сути. Поэтому Гарнак

ошибался, противопоставляя весть, которую принес Иисус, вести о самом

Иисусе. Нет никакой существенной разницы между той вестью, которую дал

синоптический Иисус, и той вестью об Иисусе, которая дана в Посланиях

Павла. Это можно заявить независимо от попыток либеральной теологии

лишить первые три Евангелия всех паулинианских элементов. Историческая

критика может сделать это с определенной степенью вероятности. Но чем

успешнее это делается, тем меньше остается от синоптического образа

Иисуса как Христа. Этот образ и Павлова весть о Христе друг другу не

противоречат. Свидетельства Нового Завета единодушны в том, что они

свидетельствуют об Иисусе как о Христе. Это свидетельство и является

основой христианской церкви.