5. Историческое измерение Нового Бытия

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 
170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 
187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 
204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 

Не существует личностной жизни без встречи с другими личностями

внутри сообщества, и не существует сообщества без исторического измерения

прошлого и будущего. Об этом отчетливо свидетельствует библейский образ

Иисуса как Христа. Хотя его личностная жизнь и считается тем критерием,

посредством которого судят о прошлом и будущем, однако это не

изолированная жизнь, а то Новое Бытие, которое является качеством его

собственного бытия, его бытием не ограничено. Оно относится и к тому

сообществу, из которого он выходит, и к подготовительным проявлениям

Нового Бытия в нем; это относится и к тому обществу, которое он создает, и к

воспринимаемым в этом сообществе проявлениям Нового Бытия. Новый

Завет со всей серьезностью относится к происхождению Иисуса от

носителей подготовительного откровения. Сомнительные и противоречивые

если взглянуть на них с иной точки зренияперечни предков Иисуса

обладают той же символической ценностью, какой обладает, например,

символ «Сын Давидов» (см. выше) и интерес к образу его матери. Все они

символы исторического измерения прошлого. В выборе Двенадцати

Апостолов прошлое двенадцати колен Израилевых символически связано с

будущим церкви. А без принятия Иисуса как Христа церковью он не мог бы

стать Христом, потому что он никому бы не принес Новое Бытие. Если,

создавая его образ, синоптики выражают особый интерес к прошлому, то в

четвертом Евангелии выражен преимущественный интерес к будущему. Как

бы то ни было, но библейский образ не несет ответственности за ту

теологию, которая во имя «уникальности» Иисуса как Христа отсекает его от

всего, что было до 1-го года и после года 30-го. В таком случае непрерывность

божественного самопроявления в истории отрицается не только для

дохристианс-

кого прошлого, но и для христианского настоящего и будущего. А это

приведет к тому, что современный христианин лишится прямой связи с

Новым Бытием во Христе. Его вынуждают перепрыгнуть через два тыся-

челетия к «1-30-му» годам и подчинить себя тому событию, на котором

основано христианство. Но такой прыжокиллюзия, поскольку сам факт

того, что человек является христианином и называет Иисуса Христом,

основан на непрерывности той силы Нового Бытия, которая действует в

истории. Никакие антикатолические предубеждения не должны мешать

протестантским теологам признать этот факт.

Хотя Новое Бытие и является в личностной жизни, в сообществе Нового

Бытия оно обладает пространственной широтой, а в истории Нового Бытия

временным измерением. Явление Христа в отдельной личности

предполагает наличие как того сообщества, из которого она выходит, так и

того сообщества, которое она создает. Безусловно, критерием обоих

сообществ является образ Иисуса как Христа, хотя без них критерий этот

никогда бы не мог появиться.