13. Теологическая система

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 
170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 
187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 
204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 

Структура теологической системы определяется методом

корреляции. Метод корреляции требует, чтобы каждая из частей системы

включала в себя один такой раздел, где вопрос исследовался бы через анализ

человеческого существования и существования вообще, и другой такой

раздел, где теологический ответ давался бы на основе источников,

проводника и нормы систематической теологии. Это подразделение

необходимо сохранить: оно является основой структуры настоящей системы.

Можно было бы подумать о некоем разделе, который

располагается между двумя главными разделами и посвящен интерпретации

исторических, социологических и психологических данных в свете как

экзистенциальных вопросов, так и теологических ответов.

68

Поскольку эти данные, взятые из источников систематической теологии,

использовались не в том виде, в каком они появляются в соответствующих

исторических, социологических или психологических науках, но в

терминах их значимости для систематических решений, они и относятся к

теологическому ответу, а не составляют свой собственный раздел.

В каждой из пяти частей системы, производных от структуры

существования в корреляции со структурой христианской Вести, два

раздела соотносятся между собой следующим образом. В той мере, в

какой человеческому существованию присущ характер

самопротиворечивости или отчуждения, стоит рассматривать его в двух

аспектах. С одной стороны, надо рассматривать человека таким, каким он

является (и должен быть) в его сущности, но, с другой стороны, надо

рассматривать его и таким, каким он является (и каким он не должен был

бы быть) в его самоотчужденном существовании. Это соответствует

христианскому разграничению между сферой творения и сферой спасения.

А если так, то в одной части системы должен содержаться анализ как

сущностной природы человека (в единстве с сущностной природой всего,

что обладает бытием), так и вопроса, подразумеваемого конечностью

человека и конечностью вообще. Здесь же должен даваться и ответ, и

ответ этотБог. Соответственно эта часть и названаБытие и Бог“. Во

второй части системы должен содержаться анализ как экзистенциального

самоотчуждения человека (в единстве с саморазрушительными аспектами

существования вообще), так и вопроса, подразумеваемого этой ситуацией.

Здесь же должен даваться и ответ, и ответ этотХристос. Соответственно

эта часть и названаСуществование и Христос“. Основой для третьей части

является тот факт, что как эссенциальные, так и экзистенциальные

характеристики являются абстракциями и что в реальности они появляются в

том сложном и динамическом единстве, которое зовется жизнью. Сила

эссенциального бытия амбивалентно присутствует во всех экзистенциальных

искажениях. Жизнь, то есть бытие в его актуальности, выявляет этот свой

характер во всех ее процессах. Следовательно, в этой части системы должен

содержаться анализ и человека как живущего (в единстве с жизнью вообще),

так и вопроса, подразумеваемого амбивалентностями жизни. Здесь же должен

даваться и ответ, и ответ этотДух. Соответственно эта часть и названа

Жизнь и Дух“. Эти три части составляют главный корпус систематической

теологии. Они объемлют христианские ответы на вопросы существования.

Однако по практическим соображениям представляется необходимым

отколотьот каждой части некую часть данных и скомбинировать их таким

образом, чтобы они сформировали часть эпистемологическую. В этой части

системы должен содержаться анализ как рациональности человека, а

особенно - его когнитивной рациональности (в единстве с рациональной

структурой реальности в целом), так и вопросов, подразумеваемых

конечностью, самоотчуждением и амбивалентностями разума. Здесь же

должен даваться и ответ, и ответ этот - Откровение. Соответственно эта часть

и названаРазум и Откровение“.

И наконец, жизнь обладает и таким измерением, которое

именуетсяисторией“. Представляется целесообразным отделить те данные,

которые относятся к историческому аспекту жизни, от той

части данных, ко-

торые относятся к жизни вообще. Это соответствует тому факту, что сим-

волЦарство Божиенезависим от той тринитарной структуры, которая

детерминирует центральные части. В этой части должен содержаться

анализ как исторического существования человека (в единстве с приро-

дой исторического вообще), так и вопросов, подразумеваемых амбива-

лентностями истории. Здесь же должен даваться и ответ, и ответ этот -

Царство Божие. Эта часть называетсяИстория и Царство Божие“.

Было бы выигрышнее начать с частиБытие и Бог“, поскольку в

ней очерчены контуры базовой структуры бытия и дается ответ на

вопросы, подразумеваемые этой структурой (ответ, который

детерминирует все другие ответы), поскольку теология - это прежде всего

учение о Боге. Однако по ряду соображений нам представляется

необходимым начать именно с эпистемологической частиРазум и

Откровение“. Во-первых, каждого теолога спрашивают: “На чем основаны

ваши утверждения? Какими вы пользуетесь критериями? Чем вы это

докажете? “ Именно поэтому эпистемологический ответ должен быть дан

в самом начале. Во-вторых, понятие разума (и Разума) должно быть

прояснено прежде, чем будут выдвинуты предположения о том, что разум

трансцендентен самому себе. В-третьих, учение об откровении

необходимо представить в самом начале именно потому, что каждая из

частей системы предполагает существование откровения как предельного

источника содержания христианской веры. В силу этих причин часть

Разум и Откровениеи должна открывать систему точно так же, как (в

силу столь же очевидных причин) частьИстория и Царство Божие

должна ее закрывать. Неизбежно получится так, что в каждой из ее частей

будут так или иначе предваряться или повторяться элементы других

частей. До некоторой степени каждая часть содержит в себе целое,

представляемое в разных ракурсах, поскольку настоящая система ни в

коей мере не является дедуктивной. Сам факт того, что в каждой из частей

вопрос разрабатывается заново, делает невозможной сколько-нибудь

непрерывную дедукцию. Откровение не дано в виде системы. Однако в то

же время его и не назвать непоследовательным. А если так, то

систематический теолог может в систематической форме

интерпретировать даже и то, что трансцендирует все возможные системы,

то есть самопроявление божественной тайны.