3. Государство

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 

Современное государство есть предприятие для войны и для мира в одном лице. Не всякое государство, но именно то государство, которое начинает возникать в конце средних веков. Характер его как предприя­тия мы легко узнаем, если мы ознакомимся с тем духом, из которого оно родилось. Мы сможем тогда установить примерно следующее.

Вещественный феномен этого государства, т.е. княжеского государст­ва или абсолютного государства, покоится на том факте, что большее число людей - большее число: это значит прежде всего больше, чем живут в городской общине или даже в "стране", - по воле одного челове-ка(властителя или его наместника) становятся подчиненными интересам этих носителей власти.

Важные последствия такого искусственного соединения многих людей под властью одной личности прежде всего следующие: во-первых, для того чтобы достичь цели княжеского государства - заставить население большого пространства земли служить интересам властителя, заставить его как бы работать на него, - создается система средств, которые сами начинают оказывать сильнейшее влияние на образование человеческой судьбы: силы должны быть собираемы, люди должны быть побуждаемы к совершению и несовершению известных действий; возникает аппарат управления крупнейшего масштаба, наиболее широко объемлющая, наиболее глубоко проникающая организация общества. И эта система средств господства, служащая также образцом высшей организации для всех более мелких предприятий, сама потом приобретает жизнь и дейст­вует дальше в качестве субъекта и объекта в ходе истории.

Во-вторых, "подданные", следовательно, объекты государственных целей, подвергаются влиянию в отношении их личной жизни: государст­венная воля захватывает их частные области жизни, она выбивает из камня часто еще равнодушных отдельных людей искры, так что из них льется пламя, горящее в дальнейшем. Как много предпринимательского духа родилось в течение долгих веков от самих государственных целей, как много его оно вдохнуло в души отдельных хозяйственных субъек­тов.

Я полагаю, идея современного государства родилась еще в итальян­ских тираниях треченто и кватроченто. Оба основных принципа абсолют­ного государства Нового времени: рационализм и разделение функций власти - мы находим в то время уже вполне развитыми: "Сознательный учет всех средств, о котором ни один внеитальянский государь того вре­мени не имел понятия, в соединении с почти абсолютной полнотой власти внутри границ государства, создал здесь совершенно особенных людей и жизненные формы". Я думаю также, что придется рассматривать это государство (хотя, быть может, и в переносном смысле) как предприятие государей, чтобы верно понять его. Подобно отважному предпринимате­лю, должен вступить государь в свою власть, ежеминутно подвергаясь опасности погибнуть, всегда вновь озабоченный правильным набором средств: организатор вполне крупного масштаба, на долю которого потом выпадают и все успехи, потому что он ими обязан исключительно своей

смелости, своему благоразумию, своей решительности, своему упорству. О тирании XV столетия в особенности Буркгардт полагает:

"В общем большие и малые государи должны были делать большие усилия, поступать обдуманно и расчетливо и воздерживаться от жесто-костей слишком массового характера; они вообще могли совершать лишь столько злого, сколько было необходимо для служения их целям, -столько им прощало и мнение непричастных лиц. О том запасе пиетета, который поддерживал законные княжеские дома на севере, здесь нет и следа, самое большое - это род столичной популярности; что главным образом должно помогать усиливаться итальянским государям - это всегда талант и холодный расчет".

Эти идеи привились потом и во всех более крупных государствах, пока господствовал княжеский абсолютизм.

4. Церковь

Если я называю здесь церковь, то это происходит оттого, что она пред­ставляет собой наряду с государством крупнейшую организацию рук человеческих; оттого также, что в ней в особенности господствует мощ­ная рационалистическия черта, характеризующая все предприниматель­ское, и оттого, что, как история учит, фактически много предприятий возникло от носителей церковных образований. Рассматривать церковь в целом как предприятие было бы, пожалуй, неудачно, но внутри ее структуры возникли многочисленные предприятия в самом узком и тес­нейшем смысле слова: всякое основание нового монастыря или епископс-ства есть, в сущности, такое же самое событие, что и основание бумаго-прядильни или банкирского дома.