16

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 

Веха в социологии модерна – его классической версии – признание профессионального комплекса (Дюркгейм, Парсонс), управляющего логикой коллективных практик, которая служит приводным ремнем между индивидом и жизнью коллективов. Профессия медика дает власть определять жизнь человека и состояние смерти. Правовая профессия - это власть объявлять наличие условий ущерба и назначения должной ответственности. Продолжающиеся процессы профессионализации, столь характерные для современного общества и ведущие к возникновению разных профессий, стали следствием кристаллизации набора «нормализующих процедур», отдельных у каждой профессии. Эти процедуры (см. Фуко, Латур) служили стабилизатором и определения системных требований, то есть артикуляции и легитимации требований социальной системы –  в отличие от требований индивидуальных. Профессиональные практики и суждения можно, в принципе, подвергнуть процедурам отчетности, но такие процедуры невозможны в отношении индивидуального выбора. Усиление коллективной логики в результате роста системных операций (профессиональных требований) оказало сильное влияние на жизнь современного нам общества. Когда человека объявляют больным, он освобождается от работы и может получить страховую компенсацию. Когда мы достигаем пожилого возраста и срока выхода на пенсию, мы можем получить нашу пенсию и продолжать обычную жизнь. Когда человека объявляют виновным в преступлении, он/она может ожидать приговора и определенного срока.

Права граждан возможны благодаря наличию «нормальных процедур». Индивид имеет право компенсации, достигнув коллективно договоренного срока, когда признано требование, когда человек болен. Институционализация гражданских, политических и во все большей мере социальных прав обусловлено наличием «нормальных процедур», которые берут на себя бюрократию деликатных процессов человеческого отбора. Индивид может утверждать, что его дело рассмотрено «несправедливо». Справедливые процедуры здесь возможны лишь как договорные «нормальные практики», в целом основанные на «покрове невежества» [9].

Бюрократические практики, знакомые еще Веберу, привели к кристаллизации системных требований, отличных от практик индивидов, обеспечили рост «социальной экономики» передовых современных обществ, что весьма примечательно. Эти системные требования - базовое условие того, что считают Конституцией Модерна. В то же время, «нормативные» коллективные практики стабилизируют Великое Противостояние природы и общества. Главный вопрос, поставленный Лау в ответ на нынешние вторжения биотехнологий в природу (отраженные большой частью современной социальной науки), таков: не подвержены ли и нормализующие процедуры профессионалов опасности имплозии? Имплозия природы это и имплозия социального строя (как коллективной рациональности), поскольку условия стабильного разделения природы и общества уже не действуют. Когда «нормальные процедуры» не работают, или идет поиск новых границ, социализация природы, то есть ее все бóльшая «конструируемость», может одновременно вести к натурализации (буквально - «оприроживание», “naturalisation”) социального мира. Долгосрочные последствия натурализации социального мира – рост его неспособности к «социальной» ответственности за коллективное действие. Если социальное лишено коллективной рациональности (процедур отчетности), ему по этой причине трудно нести коллективную ответственность. Короче говоря, трудно обвинять кого-то в преступлениях против человечности тогда, когда логика индивидуального выбора и индивидуальные практики заменяют логику коллективного действия.