2

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 

Прогресс биологии глубоко затронул общество и человека, совпав во времени с ослаблением и изменением традиционных границ государств. Я не касаюсь вопроса, происходит ли сложная эволюция границ биологических и территориальных, хотя трудно не считать так. Пример - шум в СМИ северных стран по поводу генетического банка Исландии [5], использования генофонда исландцев во всем мире. Чья собственность – гены? Кому они принадлежат? Культурное ли это наследие нации, или это часть всемирного наследия подобно Большому Каньону? Можно ли использовать генетические ресурсы многих поколений ради здоровья (и счастья) людей? Этично ли отрицать такую возможность? Последние сообщения показали раскол и среди исландцев, и между исландцами и зарубежными экспертами. Последние были против проекта по этическим и принципиальным основаниям. Исландцы считали возможным копить в стране гены и использовать их, как использует нефть Норвегия.

Французские постмодернисты последних лет (Делез - Гваттари) возродили философию Ницше, переделав ин-дивида в дивида, - собрание деталей. Генный банк Исландии и многие факты оплодотворения показывают сознательное  использование людьми ресурсов своего тела. Для сохранения индивида в будущем может потребоваться объявление его заповедником (sanctorum), психофизическим местом, подобным душе, в религиозном дискурсе считающейся священной. Культурная конструкция индивида особенно нуждается в правовом, моральном дискурсе, где идея свободы воли и свободы согласия - предпосылки использования частей своего тела. Большая проблема может возникнуть из развернувшейся борьбы о понятии индивид. Для научно-технического комплекса индивид – используемый ресурс, а попытки охранять его "святость" правом, морально-этическим комплексом - барьер для прогресса. В этой великой борьбе социальный мир (и социология) посредничают. Вопрос - как?