7

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 

Новые интерфейсы: глобальная природа, глобальная культура

В книге С. Франклин и ее соавторов [2], стимулированной вызовом Латура Великому Противостоянию, живо показаны многие новые интерфейсы и перспективы взаимодействия природы и общества. Приведены разные источники – антропология, генеалогия естественной истории, генная биология, фильмы, стратегии маркетинга. Как обществоведы мы обогащены: изучение «естественного» мира больше не чуждо нам; «две культуры» (Ч.П. Сноу) наконец слились и развиваются как единый проект [15].

Авторы, касаясь книги британского антрополога М. Стратерн, подчеркивают, как различение мужского/женского обретает и природные и социально-культурные измерения. Стратерн вводит термин «по природной модели», показывая черты современного западного общества, - модель, какой нигде больше нет, считает автор [2, р.47]. В результате “природной модели” “социальное” как мы его знаем от Руссо и Гоббса, управляется социальными законами, обычаем и условностями большей или меньшей продолжительности. Классики юриспруденции говорят о претензии на позитивность современного общественного строя: все может быть и по-другому. Но эти условия были бы в опасности, если бы не некие стабилизирующие силы недоступных законов самой природы. Утрируя, можно сказать, что перед нами асимметрии между двумя мощными силами Модерна: культура (и общество) в принципе переменчива и подчинена Человеку-Суверену; природой управляют недоступные законы, и она – вне желаний человека. Но Великое Противостояние нуждается в буферной зоне (как Финляндия во время холодной войны) для гибридных форм простых социальных порядков. Законы семьи, законы поведения мужчин и женщин – примеры таких необходимых гибридных «культивируемых» примитивных форм, где пересеклись природа и культура. Примитивные формы общества также пример гибрида. В нем общение людей «природнее», чем в искусственных обществах, основанных на торговле и коммерции. Фактически двойное понятие социального, содержащее и природу и культуру, давно создавало классические трудности социальной теории. Одна из них - стремление немцев к Культуре на фоне стремления французов к Цивилизации [14]. Культура не природа, но зеркально отражает требования природных чувств. Цивилизация характеризует гибкость человечества и возможность прогресса. «…Сохранение природной модели общества, и как части и как не-части природы, по мнению Стратерн, очевидно в гибридном институте родства, понятом как состояние уз крови и закона» [2, р. 47].