8

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 

Книга Стратерн раскрывает социально-природные основы мужского и женского. Современное различение секс-гендер – пример двустороннего движения между природой и культурой. Трудность определения того, что есть природа и что есть культура, еще сильнее акцентирует «социальные функции» гибридов. Они помогают охранять Великое Противостояние. Классический и современный феминизм хорошо иллюстрирует напряженности, вызванные гибридами в «женском вопросе».

В книге говорится и о генеалогии  «естественной истории», особенно ее влиянии на ископаемых животных. Генеалогия демонстрирует силу терминов и классификаций. Технология репрезентации - важный вывод М. Фуко, часто цитируемого авторами в рассматриваемом контексте. Произвольные названия, известные по классификации ботаники Карлом Линнеем, лишают природные вещи их контекстов. Современные классификации наук подвергли природу действию новой формы «искусственного» разума. Названия навязаны природным вещам. В итоге природа «замолкла» под действием человеческого разума. Ускорение процесса науки, не в последнюю очередь лабораторной науки, привело к более серьезным вторжениям в природу. Граница природы и общества, необходимая для свободы развития человеческого разума, ведет к асимметриям культуры и науки. Природу подчиняют культуре. Но некий заповедник нужен. Научная истина «отражает» реальности природы, однако природа осталась непредсказуемой. Она разверзается «природными катастрофами»: землетрясения, пожары, молнии, наводнения. У природы есть еще мистическая сила, не раскрытые следствия и тайны. Мистику еще не покоренной природы раскрывает дискуссия об «обществе  риска». Когда «элементарную» природу эксплуатируют, является искусственная природа, созданная нами. Природа мстит в форме рисков и опасностей. Процесс изменения дистанции между природой и общестом, что предполагает модерн, связан с высокой ценой. «Сфера гибридов» не только вызывает крупные недоразумения. Ими трудно управлять, их трудно «понять».