О предмете социологии

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 

Поскольку "сфера культуры" является подлинной "субстанцией" социальности, возникает необходимость проведения "демаркационной линии" между социологией и другими (частными) науками, объектом исследования которых также выступает мир культурных явлений. Встает вопрос о специфике социологического изучения культуры. Социологию Знанецкий относит к числу частных наук, считая исторически пройденным и ошибочным подход Конта, Спенсера и их последователей, которые придавали социологии статус универсальной и энциклопедической науки об обществе, синтезирующей данные частных наук. Натурфилософские теоретические построения XIX в., утверждает он в «Методе социологии», содержали логическое противоречие. В описании обществ социологами XIX в. учитывались три компоненты ("три правила"): 1) географическая территория, занимаемая обществом; 2) расовая гомогенность; 3)"культурные данные". Если первые два "правила" вполне натуралистические, то третье "нарушает последовательность натуралистической позиции", т.к. говорить о культуре применительно к природной среде (к примеру - в отношении сообщества животных) бессмысленно. "Общество в контовском понимании включает всю культурную жизнь составляющих его людей: язык, искусство, религию, философию, науку, технику, экономические организации. Укорененные в природу своими телами, люди погружены в культуру своим сознанием" [4, с. 61]. В натуралистических системах прошлого оказались несоизмеримыми два понятия: "общество как естественная система, элементами которой являются индивидуальные животные вида homo sapiens и общество как комбинация систем, элементы которых - культурные ценности, такие как язык, религия, техника, экономические и политические организации и т.д." [4, с. 62]. То, что это логическое противоречие не привлекло внимания создателей великих социально-философских систем, Знанецкий объясняет их приверженностью научно-монистическому принципу.

Противоречие было разрешено самим ходом развития гуманитарного и естественнонаучного знания. Проблемы, касающиеся природного аспекта человеческих сообществ, составили предмет изучения «чисто естественных наук» (к числу которых Знанецкий отнес антропологию и этногеографию), и это лишило социологию ее статуса универсальной науки. Однако, процесс распределения «сфер влияния» между общественными науками осложнялся вторжением отдельных наук в «чужую область». Так, "некоторые географы и антропологи обнаруживают тенденцию к «объяснению» культурных феноменов, с то время как многие социологи интересуются расовыми и географическими вопросами» [4, с. 62]. Имеется также эпистемологическое "ограничение" предметной области социологии, связанное с недостижимостью всеобъемлющего научного синтеза. "Взятая на себя социологией задача исследования культурных сообществ оказалась выше ее сил, как, впрочем, она выше сил любой отдельной науки. … По мере того, как росли богатство и точность знания о конкретных культурных сообществах, становилось все труднее организовать в рационально-синтетическую картину все известное о цивилизации какого-нибудь отдельного общества" [4, с. 63]. Культурная жизнь отдельного человеческого сообщества богата и хаотична. Она содержит массу гетерогенных, воздействующих друг на друга и подверженных неожиданным изменениям культурных систем. Поэтому "вряд ли окажется возможным осуществить обоснованный научный синтез" [4, с. 63].

Выражая скептицизм в отношении возможности построения синтетической научной модели, которая не была бы спекулятивной, как у Конта, Знанецкий не фиксирует, однако, свое внимание на первых шагах наук в область междисциплинарных исследований, хотя такое направление научного знания уже имело место в 20-е гг.XX века. Так, вывод о существовании "культурных комплексов", сделанный гуманитариями в результате исторических, археологических и этноггафических исследований, находит у него двойственное толкование. Знанецкий подчеркивает, что данное понятие не совпадает со всей цивилизацией, которая включает различные пересекающиеся «культурные комплексы», а в истории культур отсутствует повторяемость: "Существование любого культурного комплекса и его полное или частичное принятие культурными сообществами есть просто исторические факты, которые имеют место однажды и никогда не повторяются" [4, с. 64]. Вместе с тем Знанецкий отмечает преимущества современной этнологии, которая является исторической наукой, над  прежней эволюционной этнологией, где признавалась взаимосвязь сосуществующих культурных систем и существование "универсальных законов, повсеместно управляющих переходом от одного типа цивилизации к другому" [4, с. 64].

Отвержение позиции социологического реализма в трактовке научных законов и отрицание повторяемости в развитии цивилизаций "подводит" базу под отрицание роли социологии как общей науки о культурных сообществах. Не согласен Знанецкий и с представленным Зиммелем рассмотрением всех культурных явлений как имеющих общую социальную "форму". По его мнению, различные области культуры (экономическую, религиозную и т.д.) сближает только то, что все они являются частями объективного мира культуры, который нельзя объяснить только социальной жизнью.

В "Методологических заметках" социология трактуется Знанецким и Томасом как "наука о социальной организации", изучающая правила поведения, касающиеся "главным образом активных взаимоотношений как между отдельными членами группы, так и между каждым ее членом и всей группой в целом" Эти правила, "систематизированные в таких институтах, как семья, племя, сообщество, свободный союз, государство и т.д., составляют ядро социальной организации" [2, p. 37]. В «Методе социологии» Знанецкий последовательно развивает концепцию социологии как частной науки о культуре с собственным эмпирическим полем. Он выделяет четыре ее раздела, соответствующие четырем классам изучаемых ею данных: "социальные действия"; "социальные отношения"; "социальные личности" (специфические роли личности в обществе); "социальные группы". Позднее он пришел к выводу, что в социологии следует выделять несколько другие категории - социальные отношения, социальные роли, социальные группы, общества [7].