9

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 

В.Л. Романов (д.с.н., проф., зав.каф.организации социальных систем и антикризисного управления). Следует сразу подчеркнуть высокую значимость исследования темы исторической памяти, особенно, если посмотреть на эту проблему, как на социогенетический фактор, который обуславливает поведение всех нас и наших потомков. Взгляд на историческую память, как на социогенетический фактор может вносить определенную коррекцию в понимание смысла истории. Это связано с тем, что современная задача исторического исследования может переместиться в процесс событийности. А именно: выделение совокупности событий, оставивших след в исторической памяти, которые определяют жизнеустройство людей в настоящем и будущем, т.е. имеют социогенетическое значение. Еще важнее исследование возможного исторического значения событий, происходящих в настоящем. Такой подход к историческому исследованию особенно необходим для современной России, переживающей момент выбора дальнейшего пути развития. Нам сегодня нужна история становления, прогностическая история, а не описательная.

История становления – не линейна. Что из сегодняшних событий осядет в исторической памяти вопрос, на который проведенные социологические исследования ответа не дают. Для этого нужны не только конкретные социологические исследования.

На вопрос: "Какими останутся российские реформы прошлого десятилетия в истории и памяти людей?" 36,7% респондентов ответили: "Как период неоправданных потрясений и трагедий". Но разве эпоха Петра I не была периодом потрясений и трагедий? Я не совсем согласен с профессором Пихоя, который считает, что Петр был первооткрывателем, а не реформатором, и так сохранился в народной памяти. Оседают в памяти не цели реформы, а их результаты, вызванные ими потрясения.

Председатель. Дело в том, что по отношению к нынешним реформам нет исторической дистанции для оценки. Такая дистанция есть у реформ Петра, революции 1917 г. и даже у брежневских времен, на которые можно не только смотреть издалека, но и оценивать. Оценка же реформ, происходящих на наших глазах, сиюминутна, и она, я думаю, еще 10 раз изменится, пока станет собственно исторической памятью.