12

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 

Передача социального опыта в социуме осуществляется совершенно другими путями, чем биологических свойств в природе. По вопросу передачи социального опыта существует два взгляда. Один представлен в неофрейдизме, опирающийся на коллективное бессознательное, архетипы как модели поведения сознания, чувствования, передаваемые бессознательным путем из поколения в поколение. И отечественная позиция или так называемая традиция вершинной, т.е. сознательной психологии. Суть ее в том, что передача социального опыта осуществляется опосредованно через процесс опредмечивания и распредмечивания и непосредственно, путем прямой передачи от поколения к поколению социального опыта. В связи с этим возникает вопрос доверия того, кто перенимает опыт к тому, кто его передает. Разрыв поколений и связан с разрушением авторитета учителя, родителя, вождя, лидера и т.д. по отношению к которому другой не считает нужным перенимать этот опыт и двигаться дальше.

И еще один момент – о роли государства в формировании исторической памяти. Я считаю, что это естественный исторический процесс. Государство может действовать либо в унисон с этим процессом и тем самым обеспечивать стабильность общества, здоровье нации, перспективу развития. Либо оно действует в противовес данному процессу, запуская механизмы разрушения и нарушая такой важный социально-психологический закон, как преемственность в процессе передачи социального опыт. В связи с этим очень важен такой психологический момент как подражание. Государство, идеологи, лидеры отвечают за то, какие образцы они предлагают нации для подражания. Если они будут на уровне, например, телепередачи "За стеклом", то вряд ли конструктивно будут решаться наши задачи.

В.И. Меркушин (к.и.н., доцент, Управляющий делами Российской академии госслужбы). В проведенном  в 1990 г. социологическом исследовании зафиксировано, что своеобразной доминантой, стрежнем исторического сознания населения России было отношение к Октябрьской революции, социалистическим преобразованиям: индустриализации, коллективизации, культурной революции, диктатуре пролетариата, деятельности КПСС. Но уже тогда отмечалось нарастание негативизма в оценках Октябрьской социалистической революции, ее закономерного характера, начали меркнуть героические образы большевиков-революционеров, тускнел ореол самоотверженности, бескорыстности революционных масс, воевавших на фронтах Гражданской войны. Все заметнее становилось смещение акцента в оценке узловых моментов развития страны от признания к отрицанию их исторической необходимости. Началась деидеологизация исторического сознания, суть которой – отвержение социализма.