15

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 

Речь идет о необходимости повышения у населения элементарной грамотности, языковой культуры. В 2001 году для поступающих в Российскую академию государственной службы при Президенте Российской Федерации (а это, в основном, государственные служащие, имеющие высшее образование) был впервые введен экзамен по русскому языку, который сдавали более тысячи человек. Результаты экзаменов оказались весьма показательными: 25% получили удовлетворительные оценки, 10% - неудовлетворительные.

Проблема русского языка сегодня вышла за рамки чисто языковой сферы. Она касается российской культуры, сохранения русской нации, российской цивилизации, консолидации российского общества.

Ж.Т. Тощенко (член-корреспондент РАН). Следует отметить, что в 90-х годах было проведено уникальное исследование, которое повторено через 10 лет, хотя и не в полном том объеме, который осуществлен на первом этапе.

Я хотел бы остановиться на трех моментах.

Первое. О личной, индивидуально, исторической памяти. По моему глубокому убеждению не может быть подлинная историческая память без личной исторической памяти, без знания того, что связано с личной судьбой конкретного человека, историей его семьи, его предшественников, которые функционировали в истории.

В свое время на меня большое впечатление произвело пребывание в крестьянской немецкой семье, в саксонской Швейцарии, где мне показали историю крестьянской семьи, запечатленную в солидном "гроссбухе", начиная с XVII века. Надо особо подчеркнуть, что это не дворянская, не купеческая, а крестьянская семья. Из поколения в поколение они вели свою родословную: Ганс, Иоганн, Фридрих, опять Иоганн и т.д. Меня в то время поразило, что это является такой скрепляющей доминантой, которая

характеризует личную историческую память. Данное же исследование показало, что до 40% опрошенных вообще ничего не могут сказать даже о своих дедушках. А в основном, как правило, историческая память сводится к сохранению некоторых семейных фотографий из далекого прошлого.

Я думаю, что в этом плане имеется большой пробел. История пишется людьми, которые имели власть и доступ к образованию, а того, что думали крестьяне, простолюдины нам история не сохранила. И вряд ли мы можем это восполнить. Но некоторую реконструкцию можно провести. Думается, что в научный оборот надо в большей мере вводить и осмысливать личные документы. В журнале "СОЦИС" мы теперь введем рубрику "Историческая социология", в которой попытаемся соединить исторические знания и мнения людей, активно использовать личные документы. Я думаю, это плодотворная идея.

Второе. Историческая память достаточно устойчива, в хорошем смысле консервативна. У меня есть подборки публикаций из наших центральных газет на начало 90-х годов, в которых можно прочитать, например, такие перлы: "Зоя Космодемьянская – это дура, которая ходила по деревням и почему-то поджигала крестьянские дома"; "Александр Матросов – это недоумок из фабрично-заводского училища, который неизвестно почему полез на дзот". И тому подобное.