18

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 

Второй вызов осуществлялся в эпоху модерна, разрушения традиционности; в преддверии чего-то нового, проблема памяти становилась снова актуальной. И снова не было дано ответа. Сегодня сделан третий вызов к проблеме исследования памяти. Это связано с новыми представлениями, что является притягательным, что структурирует неустойчивый социум? Для того, чтобы найти ответ, надо разобраться, что такое память.

Наверное память – должна соотноситься с понятием времени. Мы говорим о былом. Значит, понятие времени коррелируется с понятием памяти. Нам надо делать выбор, из числа альтернатив, которых мы даже не представляем. Ситуация сверхактуальная. Не случайно многие утверждают: как опыт прошлое не существует, оно – балласт. И меняют прошлое не дизайн, который становится нормальной практикой во многих компаниях. Поэтому и возникает вопрос: "А правомерно вообще понятие "историческая память"? Может быть история – один феномен, а память – другой? История поставляет факты. А факт есть ни что иное, как интерпретируемое событие. Событие может быть одно, интерпретаций – много. Отсюда проблема истории.

Память поставляет неактивизированные следы прошлого, прошлых событий. Когда происходит активация? Так же, как говорят, что нельзя научиться на чужих ошибках, я думаю, и историческая память никого не научила. Было очень много прекрасных мыслителей, аналитиков. Они ставили прекрасные диагнозы. Однако все их предостережения оказались бесполезными. Но что-то остается, работает, сохраняются и активизируются следы памяти, т.е. не события, которые люди помнили, а которые они переживали. Реконструкция прошлого возможна, но она – не идеологическое творение. До сих же пор рассуждения об исторической памяти всегда сопровождались определенным флером субъективного эмоционального характера. Нельзя говорить об исторической памяти народа, этноса, не входя в эту тональность субъективно.

И еще одно замечание. Выборка для социологического исследования нуждается в совершенствовании. Данная выборка хороша для исследования каких-то социально-экономических процессов, но не феномена памяти. Потому что изучаются разные регионы России, разрывы в уровне жизни между которыми примерно в 20 раз (в Европе между странами – в полтора-два раза). Молодежь Тверской области, Сахалина, Москвы по-разному бы ответила на эти вопросы. И картина исторической памяти была бы другой.

Ж.Т. Тощенко. При обсуждении проблемы исторической памяти, мы выходим на два слоя – интеллигенции и народа. Анализ темы исторической памяти сегодня идет на уровне первого слоя. И мы не можем оперировать таким уровнем, такими понятиями, когда приходим к народу: нас просто не поймут. Поэтому необходимо разделять уровни исторической памяти и не навязывать нашего понимания тем людям, которые в самом деле делают историю.

Председатель. Просто надо иметь в виду, что есть культура народа и элитарная культура.