20

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 

Третье. Назрела необходимость исследования механизма исторической памяти – проблема, которая пока остается нетронутой. До сих пор мы в лучшем случае касались вопросов передачи исторических знаний, а до механизма формирования исторической памяти не доходили.

И последнее. Я немного не согласен с выводом, который прозвучал у Р.Г. Пихоя о том, что государство должно довольно активно вмешиваться в процесс формирования исторической памяти. Однако надо не забывать и другой факт российской истории – самым активным разрушителем исторической памяти было государство. Известно Постановление Собора Соборного Уложения XVII в. о ликвидации "разрядных книг", в которых фактически находил отражение процесс накопления исторической памяти родов, поколений и т.д. В других формах и в разной степени он продолжался и в последующих веках, вплоть до настоящего времени. Поэтому требуется очень внимательный и осторожный подход к изучению роли политики и государства и в формировании, и в разрушении исторической памяти народа, традиций, исторического сознания в целом.

В заключении В.К. Егоров отметил междисциплинарный характер состоявшейся дискуссии, поддержал идею межкафедрального сотрудничества при проведении такого рода социологических исследований.

Каждый понимает, что есть реальная история, историческая наука с образованием, просвещением и т.д. и есть историческая память. По этой линии хотим мы или нет, происходит отбор, отпадения, потери, смешение исторической памяти с историческим познанием, и историческим знанием, механизмом распространения исторических знаний, качеством образования или того, как у нас работают СМИ. Это смежные, но очень разные темы. Как я уже сказал: "история злопамятнее народа". Но бесспорно то, что хранителем и носителем памяти являются: личность, группы, социумы, народ, в конце концов, человечество. В связи с этим уместно напомнить гениальную формулу Н.Т. Карамзина: в истории много остается, в памяти много меньше. Эта формула Карамзина, по-моему, в совей сути всеохватна и удивительно глубока.

Думаю, что мы собираемся по этому поводу не последний раз.