2

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 

Второй. Специалисты хорошо знают вопросы, связанные с интерпретацией фактов, с проблемами альтернатив в истории. Исторический факт можно рассматривать и как принадлежность собственно истории, и как достояние науки, отражение в науке факта, имевшего место в реальной жизни. Познание как отражение действительности, воспроизводит только часть реальности, в данном случае лишь часть прошлого. Поэтому совпадение факта жизни и факта науки - это проблема, которая вряд ли до конца разрешима. Далеко не всеми фактами и не всегда располагает историк. Потому вопрос не только в том, как интерпретируются факты, но и какой полнотой фактических данных о прошлом располагает историк в данный момент. С другой стороны, любое научное обращение к истории имеет дело с проблемой исторических альтернатив. История учит тому, как нельзя поступать, она как бы предостерегает бедами предков дела потомков. Но опыт истории, ее уроки отнюдь не говорят о том, что, если мы делаем не так, как ошибавшиеся предшественники, значит, мы действуем правильно. Это было бы верно, если бы в жизни всегда было только два пути, и, соответственно, выбор по принципу “или – или”. Поэтому качество и полнота исторической памяти в значительной степени характеризуются широтой и глубиной осознания исторических альтернатив.

Третий. Существует такое понятие, как историографические революции, которые не только отражают движение исторической науки, являются ключевыми, поворотными моментами в историческом знании и незнании. Они происходят тогда, когда синхронизируются как процессы исторической науки со сменой типов культуры. Если не происходит смена типа культуры, можно говорить о существенной эволюции в историографии, но не о революции. В период историографических революций происходит то, что я бы назвал научным вторжением в историческую память народа с попытками со стороны исторической науки прервать преемственную память поколений. И здесь есть как свои позитивные, так и негативные стороны.

Четвертый. Следующий момент связан с проблемой культуры исторического мышления, соотношения исторического знания и исторического познания. Данная проблема не просто  “школьного” уровня, профессионализма или непрофессионализма отдельного историка, субъективизма в большей или меньшей степени той или иной исторической школы. Проблема много глубже: речь идет о наличии объективных ограничителей науки как таковой, гуманитарной науки в частности, которые имеются на каждом конкретном этапе исторического развития человечества, данной цивилизации, связанных с невозможностью человеческого познания, с несовершенством научного инструментария, не позволяющих достаточно глубоко проникнуть в прошлое, в собственную историю.