8

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 

Е.А. Яблокова. И научной эквилибристики.

В.Э. Бойков. Хочу дать справку. Под руководством Ж.Т. Тощенко мы провели довольно много опросов в бывшем Советском Союзе, связанных с федеративными, конфедеративными и другими отношениями. Действительно от 70 до 80% высказывались за сохранение Союза. И даже после распада СССР абсолютное большинство было за Союз. Но прав и Р.Г. Пихоя. Дело в том, что названные им данные зафиксированы в бюллетене №10 (1991 г.) по исследованию исторического сознания 1990 г. Тогда кипела война законов федерального центра и республик. Начались конфликты (Тбилиси, Латвия). Рейтинг Горбачева резко упал. А надежды на Ельцина, на обновление России были чрезвычайно велики. И тогда опросы показали, что действительно большинство населения (66%) – за выделение России в самостоятельное суверенное государство. Но это уже отражение всей политики того времени.

Р.Г. Пихоя. Отсюда напрашивается вывод о том, что историческая память – объект целенаправленного государственного воздействия. И будущее в значительной степени должно быть связано с целенаправленной деятельностью государства на формирование фундаментальных положений исторической памяти для будущих поколений.

Председатель. Вам не кажется, что, борясь с так называемой инерцией исторической памяти, мы уподобляемся людям, которые физику не изучали и хотят не использовать, а бороться с инерцией как таковой? Нет ли такого эффекта здесь? Р.Г. Пихоя. Бороться с исторической памятью – занятие бессмысленное. Потому что с инерцией лучше не бороться, а использовать ее. Проф. Н.И. Кондакова. Кто или что является носителем исторической памяти? Р.Г. Пихоя. Историческая память – часть общественного сознания, а потому она не столько персонифицирована, сколько социальна. И хранителем (носителем) ее выступают социальные общности: семья, нации, государство.