4.3. Этнические аспекты смертности

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 

Анализ этнических аспектов смертности целесооб­разно начать со среды обитания этноса, влияющей на распространение болезней, которые оказывают сущест­венное влияние на смертность. Природную обусловлен­ность имеют прежде всего паразитарные заболевания'. Например, малярия бывает только во влажных болоти­стых тропических и субтропических районах — местах обитания малярийного комара; сонная болезнь — там, где есть условия для размножения мухи цеце. Имеется и много других болезней, распространенных лишь в жар­ких странах («тропические болезни»). К их числу отно­сятся, в частности, шистосоматоз (передается микроор­ганизмами, живущими в воде), филяриатоз (его разносят кровососущие насекомые), фрамбезия (возбудителем ее является один из видов спирохеты).

Некоторые инфекционные заболевания, например грипп, распространены повсеместно, и им подвержены все народы. По числу смертельных исходов грипп вышел на первое место среди инфекционных болезней после того, как медицине удалось найти эффективные средства для предупреждения многих тяжелых болезней, свиреп­ствовавших ранее и уносивших жизни миллионов людей. Так, практически полностью удалось победить черную оспу (последние очаги ее находились в Эфиопии и Сома-ли), уменьшились случаи заболевания чумой. Возни­кающие время от времени вспышки эпидемий удается быстро локализовать и ликвидировать. Ограничилось распространение таких смертоносных болезней, как тиф, холера. Их эпидемии отмечаются в основном лишь в раз­вивающихся странах.

Расширение ареалов болезней являлось следствием усиливавшихся контактов между народами. При этом нередко случалось, что для народов, прежде не знавших ту или иную болезнь, она оказывалась гораздо страшней и чаще приводила к смертельному исходу, чем в местах своего прежнего распространения. До прихода в Цен­тральную Америку конкистадоров индейцы не знали, например,, таких болезней, как холера и тиф, эпидемии которых унесли миллионы жизней ацтеков, майя и ин­ков. Это было связано с тем, что в тех районах, где бо­лезнь свирепствовала давно, у человека за столетия и даже тысячелетия выработался определенный иммуни­тет, в новых же условиях люди, не имея иммунитета, оказывались безоружными перед недугом. Например, корь сравнительно безобидна только для европейских народов, но в Океании в XIX в. от нее умирала значи­тельная часть заболевших. Так, население о. Эроманга во время эпидемии кори в 1859-1861 гг. сократилось почти на треть. На архипелаге же Фиджи в 1875 г. от кори по­гибла четвертая часть всех коренных жителей.

В наше время, когда в борьбе со многими инфекци­онными болезнями человечеству удалось добиться впе­чатляющих успехов, сведя некоторые из них до миниму­ма, из Африки стало распространяться новое страшное заболевание— СПИД, который за его 100-процентный летальный исход и полное бессилие перед ним медицины нарекли чумой XX в. Реально угрожая всему человечест­ву, СПИД пока распространен среди различных народов очень неравномерно. Больше всего им поражена Тропи­ческая Африка, много инфицированных в США (особен­но среди негритянской части населения). Значительно меньше больных СПИДом в странах Европы и Латин­ской Америки. В Азии до недавнего времени заболева-

ния СПИДом были очень редки, теперь же его очаги появились в ряде азиатских стран (в Гонконге, Таиланде и др.), причем в Азии он распространяется очень быст­рыми темпами. Осваивает СПИД и просторы России.

В ходе последних наблюдений за этой болезнью вы­яснилась примечательная деталь: среди африканских на­родов при огромном числе инфицированных (и, следова­тельно, передающих при половых контактах болезнь) оказалось относительно немного больных в активной форме (у остальных этносов соотношение инфицирован­ных и больных заметно иное). Возможно, организм аф­риканцев смог как-то приспособиться к СПИДу.

Следует отметить, что отдельные человеческие по­пуляции не только выработали иммунитет к некоторым заболеваниям, но и антропологически адаптировались к жизни в определенных условиях, хотя и в разной степе­ни. Так, черная кожа негроидов предохраняет их от забо­леваний, вызванных повышенной солнечной радиацией, узкий выступающий нос у европейцев в какой-то мере защищает их зимой от переохлаждения морозным возду­хом.

В результате изоляции человеческих популяций у них сложились свои особые генотипы, т. е. совокупности генов — наследственная основа организма. В связи с этим генетические, или наследственные, заболевания также оказались географически, а иногда и этнически ограниченными. Так, серповидная клеточная анемия встречается только у народов Африки. Некоторые другие генетические заболевания (например, болезнь Дауна), хотя и не являются регионально ограниченными, распро­странены у разных народов в неодинаковой степени.

Вероятность передачи ребенку генетического забо­левания увеличивается, когда у народов существуют традиции, допускающие или даже поощряющие браки меж­ду родственниками (двоюродными братьями и сестрами, дядями и племянницами и т.д.). Например, родственные браки очень распространены у народов Индии — в опре­деленной степени такая традиция обусловлена тем, что у индуистов запрещено вступать в брак представителям разных каст. Кузенные браки довольно часты у евреев. Вероятность того, что аномальный ген имеется у обоих родителей и может передаваться их потомству, повыша­ется и у небольших этнических общностей. У этносов обычно преобладают эндогамные браки и при небольшой численности населения увеличивается доля брака между родственниками. У крупных этносов межродственные браки бывают довольно распространены в замкнутых сельских общинах.

Иногда влияние генетических факторов может про­явиться довольно неожиданно. Так, во время второй ми­ровой войны в страны Дальнего Востока были завезены новые лекарственные препараты против малярии. Одна­ко вскоре обнаружилось, что у некоторых больных они вызывают тяжелую форму анемии, в то время как для других пациентов совершенно безвредны. Позже было установлено, что отрицательная реакция вызывалась на­личием у отдельных людей не известного до этого гена.

Начало эпидемиологической революции положили открытия французского ученого, основателя современ­ной микробиологии и иммунологии Л. Пастера (1822-1895). Им были получены вакцины против сибирской язвы, бешенства и разработаны методы практической вакцинации, а также асептики и антисептики. В наиболее передовых странах Европы и Северной Америки первый этап эпидемиологической революции пришелся на конец XIX — начало XX в., в большинстве развивающихся

стран, как уже говорилось, — на середину XX столетия. Надо также отметить, что во многих азиатских и афри­канских странах эпидемиологической революцией не было охвачено население глубинных районов, да и про­водилась она не всегда достаточно последовательно. И все же антиэпидемические мероприятия и там дали не­плохие результаты: во второй половине XX в. уровень смертности в подавляющем большинстве развивающихся стран сильно понизился.

Между тем в наиболее развитых странах, где инфек­ционные болезни были в основном побеждены, с 50-х годов начался второй этап эпидемиологической револю­ции. Поскольку там на первый план в качестве причин смерти выдвинулись хронические заболевания, то глав­ными на этом этапе стали профилактические и гигиени­ческие мероприятия, пропаганда здорового образа жиз­ни, разработка эффективных способов диагностики и ле­чения.

Для второго этапа характерно менее стремительное падение смертности и некоторое замедление наметивше­гося ранее роста продолжительности жизни. В развитых странах этот этап ознаменовался в первую очередь сни­жением смертности от сердечно-сосудистых и опухоле­вых заболеваний. Из-за того что мероприятия, проводи­мые на втором этапе эпидемиологической революции, имеют долгосрочный характер и требуют гораздо боль­ших затрат средств, они оказались многим бедным стра­нам недоступными.

В результате больших различий в уровне здраво­охранения структуры смертности у народов развитых и развивающихся стран сильно отличаются друг от друга. У народов развивающихся стран по-прежнему (как в прошлом у всех народов мира) основной причиной

смертности являются инфекционные заболевания. В раз­витых же странах первое место среди причин смертности занимают сердечно-сосудистые, второе — раковые забо­левания. третье — болезни нервной системы и лишь чет­вертое место — инфекционные заболевания.

Более низкие показатели повозрастной смертности и большая продолжительность жизни у народов в богатых, процветающих странах связаны также с достаточностью и полноценностью питания, что является непременным условием здорового человека. В отставших же в своем развитии государствах проблема питания до сих пор не решена, и во многих странах Азии и Африки периодиче­ски, а в некоторых из них (например, в Сомали) и доста­точно регулярно случается голод.

На уровень смертности очень существенное влияние оказывают жилищные условия населения (здесь важно как число человек, живущих в одном помещении, так и наличие в квартирах удобств — горячей воды, канализа­ции, отопления и т. п.).

В целом благосостояние сильно влияет на смерт­ность и продолжительность жизни — швейцарский де­мограф Херш даже ввел в научный оборот выражение «неравенство перед смертью». Сложилась, например, своеобразная дифференциация болезней у людей, отно­сящихся к разным социальным группам. Люди из соци­ально продвинутых групп чаще страдают от болезней сердца, гипертонии, атеросклероза, рака почек и мочево­го пузыря, а представители низших социальных слоев больше подвержены туберкулезу, сифилису, алкоголиз­му, циррозу печени, раку желудка, пневмонии, бронхиту.

Поскольку в многонациональных странах доля лиц с высшим образованием у разных этносов часто заметно варьирует и нередко отдельные народы занимают опре-

деленные социальные ниши, то культурно-образова­тельные факторы смертности иногда имеют хорошо вы­раженные этнические аспекты. Но так как культурно-образовательный уровень довольно тесно связан с рас­пределением населения по занятиям, то эта связь не­сколько нарушает достаточно четкую зависимость между смертностью и культурно-образовательным уровнем. Дело в том, что у лиц, занимающих наиболее высокие посты, смертность выше, а продолжительность жизни несколько короче, чем у работников среднего звена. Здесь, судя по всему, сказываются нервные перегрузки, частые стрессовые ситуации, вызванные большой личной ответственностью людей, занимающих высокие должно­сти.

Традиционные занятия народов также оказывают воздействие на смертность. Установлено, что смертность бродячих охотников и собирателей выше, чем у оседлых соседей. Для ряда занятий характерны свои специфиче­ские болезни, существенно влияющие на общую картину смертности. Рисоводы, работающие на залитых водой чеках, часто болеют кишечными болезнями. Народы, за­нимающиеся разведением крупного рогатого скота, под­вержены заболеванию сибирской язвой.

На смертность в определенной степени влияют и не­которые элементы материальной и духовной культуры, хотя, безусловно, в культуре любого этноса гораздо больше полезных и рациональных элементов, чем вред­ных, поскольку традиционная культура в течение дли­тельного времени адаптируется к конкретным условиям существования народа. Поэтому негативные последствия чаще имеет не следование традиции, а, наоборот, ее раз­рушение.

Тем не менее важно привести отдельные примеры, когда какие-то элементы, присущие народам традицион­ной культуры, способствуют возникновению определен­ных заболеваний и повышают смертность. Известно, что система питания каждого народа вырабатывается в тече­ние веков, хорошо отражая возможности окружающей среды. К ней со временем приспосабливается и челове­ческий организм. Например, у эскимосов, несмотря на то, что они питаются в основном рыбой и мясом, содер­жание в крови холестерина не увеличивается, т. е. у них не создается предрасположенность к сердечно-сосудис­тым заболеваниям. Однако в системе питания могут быть и вредные для здоровья традиции, приводящие к тому, что какой-то народ чаще, чем другие, страдает от опре­деленных болезней. Например, народы, употребляющие очень острую пищу, более подвержены раку пищевари­тельного тракта. Риск раковых заболеваний возрастает и при слишком горячей еде, а также от частого использо­вания в пищевом рационе копченостей. Обычай некото­рых этнических групп, занимающихся рыболовством, есть сырую рыбу приводит к глистным инвазиям.

Весьма большое влияние на смертность оказывает традиция употребления алкогольных напитков. Замече­но, что различные народы имеют неодинаковую реакцию на эти напитки и соответственно разную предрасполо­женность к алкоголизму. У народов, живущих в районах выращивания винограда и давно занимающихся виноде­лием, алкоголизм встречается реже — за века их орга­низм выработал своеобразную защитную реакцию. На­роды же, относительно поздно познакомившиеся со спиртными напитками, этой защитной реакции не при­обрели и при постоянном употреблении алкоголя быстро

спиваются. Такая трагедия, в частности, у индейцев Америки и коренных народов Севера России.

К вредным традициям, широко распространенным у некоторых народов, можно отнести и курение, повы­шающее возможность заболевания раком легких, горла и полости рта. Особенно опасно курение с использованием сильных наркотических веществ. Традиционное упот­ребление сильных наркотиков было распространено во многих регионах Азии (в Китае, Индии, Юго-Восточной и Юго-Западной Азии), в Северной Африке и Северной Америке.

У некоторых народов существуют или существовали в прошлом и довольно экстравагантные традиции, не­безопасные для здоровья человека, а потому способные влиять на смертность. У одной из этнических групп нага, живущих в Мьянме, признаком женской красоты счита­ется очень длинная шея. Чтобы ее удлинить, на шею на­девают специальные кольца, постепенно увеличивая их число. Если же по какой-то причине их нужно было сни­мать, то часто происходил перелом шеи. В Китае в под­ражание одной из императриц, имевшей крохотную нож­ку, маленьким девочкам туго забинтовывали ступни, подгибая внутрь пальцы. В результате кости ступни по­степенно деформировались и приводили к инвалидности.

Первые медицинские представления, попытки враче­вания появились у людей в очень глубокой древности и постепенно совершенствовались. В результате практиче­ски у всех этносов сложились целые комплексы народ­ной медицины. Основу ее у любого народа, бесспорно, составляют экспериментально добытые знания и полез­ные навыки: целители использовали лекарственные рас­тения и иные природные материалы, делали довольно сложные операции и знали другие приемы лечения болезней. Вместе с тем неспособные лечить многие болез­ни и не понимающие их природы, эти лекари иногда прибегали к способам врачевания, приносящим вред, иногда со смертельным исходом. Например, на о. Увеа (в Тихом океане) вплоть до середины XIX в. всем новорож­денным делали трепанацию черепа. Считалось, что этой операцией создаются условия для выхода духа болезни из тела человека на протяжении всей его последующей жизни.

Из-за непонимания причин появления на свет близ­нецов у некоторых народов сложилось крайне отрица­тельное отношение к ним, вплоть до убийства одного из них, а то и всех родившихся.

В Индии и Китае раньше широко практиковался обычай убийства новорожденных девочек, если в семье уже была дочь. Вообще для народов с сильными патри­архальными традициями весьма характерно пренебрежи­тельное отношение к женщинам и девочкам. Девочки, особенно в бедных семьях, получают гораздо худший уход, чем мальчики, их ограничивают в пище, в случае болезни нередко не приглашают лекаря. Поэтому у таких народов смертность девочек обычно намного выше, чем мальчиков, а смертность женщин (из-за бытовых тягот) существенно превосходит смертность мужчин. В резуль­тате в странах с патриархальными устоями (особенно в мусульманских) наблюдается сильная диспропорция по­лов. В Ливии, например, на 1000 мужчин приходится 880 женщин.

Еще одним жестоким обычаем, распространенным у ряда племен (например, атабасков), была практика убий­ства (или «добровольного» самоубийства) стариков. Этот обычай был связан с трудностями обеспечения едой всех членов рода. У некоторых народов Океании и особенно

Африки вплоть до недавнего времени существовал кан­нибализм (кое-где он встречается и поныне). На смерт­ность влиял распространенный у многих народов Афри­ки, Юго-Восточной Азии, Океании и Южной Америки обычай «охоты за головами». Обильную «жатву» соби­рала широко распространенная в прошлом (и не изжитая полностью вплоть до настоящего времени) кровная месть, в процессе которой истреблялись целые семьи и даже роды.

В свое время влияло на смертность и одно из поло­жений синтоизма (японской религии), согласно которому воины, избравшие добровольную смерть за родину, — камикадзе — становились богами и их души поселялись в самом почитаемом храме — Ясукуни.

Некоторые религиозные обычаи могут оказывать на смертность не прямое, а опосредованное влияние. На­пример, у мусульман, иудаистов, а также у приверженцев многих африканских племенных верований существует обряд обрезания. Если он производится с соблюдением медицинских норм, то может считаться даже полезным в гигиеническом смысле, тем более что он распространен у народов, живущих преимущественно в жарких, а часто в безводных районах. Однако нередко этот обряд соверша­ется в антисанитарных условиях, вызывая различные инфекции и даже приводя к смерти ребенка.

К политическим факторам смертности относятся прежде всего войны. В большинстве случаев они носят ярко выраженный этнический аспект. Величина потерь в войнах в разные исторические периоды была весьма раз­личной. У многих первобытных племен существовало неписаное правило прекращать войну после первой кро­ви. В древности и в средневековье войны также не отли­чались особой кровопролитностью. Лишь в XX в. жерт-

вы войн стали исчисляться миллионами и даже десятка­ми миллионов. Во время войны люди гибнут не только непосредственно от военных действий, но и от часто вспыхивающих эпидемий, от недоедания и истощения. Так, вплоть до первой мировой войны большую смерт­ность давали не потери на полях сражений, а широкое распространение во время войн эпидемий. А поскольку эпидемии не знают государственных границ, то они пе­рекидывались и на невоюющие страны, что приводило к повышению смертности у народов, не участвовавших в войне.

Многочисленными были и потери, связанные с ко­лониальной экспансией. В результате колониальных за­воеваний много людей погибло не только на войне, но и от новых, ранее не известных завоеванным народам бо­лезней. Некоторые аборигенные народы вообще исчезли с лица Земли, например такие индейские народы, как тайрона, мочика, а также тасманийцы и др. Оттеснение во время освоения Америки индейцев в наименее при­годные для жизни районы (резервации) также привело к росту смертности среди аборигенов.

Смертность африканских народов резко возросла по­сле начала работорговли. Рабы вывозились в Америку для работ на создаваемых там плантациях. Одни из них гибли еще в пути, другие быстро умирали из-за тяжелых условий работы на плантациях. По ориентировочным подсчетам, всего в XVII-XVIII вв. от работорговли по­страдало до 100 млн. чел. Работорговля вызывала воору­женные конфликты между самими африканскими племе­нами. Так, народ фанти, живущий на территории совре­менной Ганы, активно занимался посреднической дея­тельностью, снабжая работорговцев захваченными пред­ставителями соседних племен.

Непосредственное воздействие на смертность оказы­вают межнациональные конфликты. Крайним проявле­нием национальной или религиозной, расовой розни служит геноцид — физическое уничтожение людей оп­ределенной национальности, религии или расы. Самые известные случаи геноцида (из-за их массовости и жес­токости) — уничтожение курдами и турками в Осман­ской империи в 1915 г. более 1,5 млн. армян и истребле­ние немецкими национал-социалистами в годы второй мировой войны евреев и цыган.

Увеличивает дифференциацию показателя смертно­сти по отдельным этносам и проводимая государством политика репрессий против определенного народа (или группы народов). Особенно прославился такого рода по­литикой сталинский режим, по воле которого целые на­роды подвергались депортации.

Так же как при анализе факторов, влияющих на ро­ждаемость, при изучении факторов, воздействующих на смертность, следует учитывать, что они действуют не изолированно друг от друга, а в совокупности, «накла-дываясь» один на другой. Уже говорилось, как влияет на показатель смертности взаимосвязь таких характери­стик, как образование и род занятий. Отмечалось и то, что в военное время обычно учащаются эпидемии, т.е. политический фактор сопрягается с природно-биоло-гическим. С другой стороны, роль последнею фактора несколько снижается по мере совершенствования здра­воохранения, развитие которого, в свою очередь, сильно зависит от общего культурного и экономического со­стояния государства.