7.3. Мотивация миграционного поведения

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 

Миграционные процессы, связанные с выездом за рубеж, представляют собой совокупность определенных действий и поступков населения, обусловленных пересе­лением в другую страну на постоянное или длительное проживание. Это поведение находится под влиянием как факторов макроуровня (политическая система, уровень

экономического развития страны, занятость, доходы на­селения, потребление, экологическая обстановка, мигра­ционная политика), так и факторов микроуровня (соци­альная среда, ценностные ориентации и приоритеты).

Факторы макроуровня — это наиболее общие и глу­бинные причины эмиграции, обусловленные прежде всего поиском материального благополучия или личной без­опасности. В России они определяются процессами трансформации российского общества, перехода эконо­мики из государственной в рыночную. Изменение внеш­ней среды обитания обусловливает развитие и направлен­ность миграционных намерений индивида, переориента­цию его установок с внутренней миграции на эмиграцию.

Изучение эмиграционного поведения, выполненное Е.С. Красинец [13], позволило уточнить конкретные причины переселения за рубеж, выявить мотивы эмигра­ции, потребности, побуждающие людей уезжать из стра­ны насовсем или на длительный срок. Это исследование показало, что в последние годы заметно расширился спектр мотивов, определяющих эмиграцию из России. Если ранее мотивы эмиграционного поведения носили преимущественно этнический или политический харак­тер, то теперь они все более приобретают характер эко­номический и социальный. В большинстве своем люди, уезжая, руководствуются не одним каким-то мотивом эмиграции (хотя бывают ситуации, когда преобладает и какой-то один повод), а решают или пытаются решить для себя целый ряд проблем выживаемости в условиях развивающегося в России капитализма. Поэтому эмиг­ранты чаще всего выделяют для себя сразу несколько причин переезда за рубеж.

В целом в структуре мотивов эмиграции, как пока­зывают результаты этносоциологических исследований,

доминируют мотивы, связанные с разочарованием в пер­спективах проводимых в российском обществе реформ. Такой мотив эмиграции, как «обеспокоенность за буду­щее своих детей», на первое место поставили около 48% эмигрантов. Возможно, на приоритет этого мотива по­влиял семейный характер эмиграции из России. Однако за этим мотивом может скрываться и социальное на­строение, общее неверие в развитие российской эконо­мики.

Второе место занимают мотивы, которые носят от­четливо выраженный экономический характер. Эти мо­тивы назвали свыше 40% эмигрантов, направляющихся из России за рубеж. Принятие решения об эмиграции обусловлено как экономической мотивацией, побуж­дающей к выезду из страны (неудовлетворенность жиз­нью в стране, в первую очередь материальным благопо­лучием), так и мотивами, связанными с оценкой пред­стоящей жизни в новой для себя стране (возможность накопить за границей капитал, решить проблемы лично­го достатка). Во всей совокупности опрошенных наибо­лее часто встречаются мотивы «жизнь стала просто не­возможной» (25%), «невозможность реализовать свои деловые и профессиональные качества» (12%).

Следующим по рангу мотивом выезда являются се­мейные причины («переезд к ранее выехавшим членам семьи или родственникам») — 28% респондентов. По существу, этот мотив отражает этнический характер рос­сийской эмиграции — преимущественный выезд этниче­ских немцев в Германию и евреев в Израиль. Другими словами, мотивы репатриации на историческую родину также доминируют. Этнические мотивы как выталки­вающие обстоятельства (недоброжелательное отношение к национальности) указали менее 20% опрошенных. Если

учесть, что современная миграция из России имеет ярко выраженную национальную структуру выезжающих, то смещение этнических мотивов на средний план свиде­тельствует о смене приоритетов, изменении характера миграционного поведения этнических эмигрантов.

Обследование показало, что для части опрошенных не теряют остроты и политические аспекты мотивацион-ной основы их выезда. Нынешняя политическая неста­бильность и свежие воспоминания о прошлых режимах привели к тому, что 13% респондентов беспокоит высо­кая вероятность возврата к прежним порядкам, и именно это стало одним из основных мотивов их эмиграции.

Весьма важное значение для изучения закономерно­стей формирования эмиграционного поведения имеет выяснение деятельности по принятию решения о выезде за рубеж. Опрос показал, что действия, связанные с эмиграцией из страны, не носят случайного характера, а являются результатом продуманных поступков, основан­ных на критическом отношении россиян к ходу социаль­ных трансформаций в обществе. По результатам опроса, временной лаг между принятием решения об эмиграции и самим выездом у основной массы эмигрантов (2/3 от общего числа) составляет от 1 до 3 лет. В общей массе эмигрантов примерно у 15% этот период охватывает от 3 до 5 лет. Относительно небольшой является доля выез­жающих (13,2%), у которых с момента принятия реше­ния об эмиграции до самого процесса переселения про­шло менее года.

Говоря о формировании миграционных установок на выезд за рубеж, необходимо отметить, что в современной российской семье вопросы эмиграции решаются, как правило, коллегиально и на основе демократизма. Только 3-4% опрошенных показали, что в их семьях проблема

выезда практически не обсуждалась или была восприня­та ими пассивно. После принятия решения об эмиграции необходимость переселения становится безусловным при­оритетом у большинства членов семьи. Установлено, что у преобладающей части эмигрантов (72%) выехать за гра­ницу высказали желание все члены семьи, у 14% из числа опрошенных отношение к переселению было неоднознач­ным и только у 11% респондентов желание уехать среди членов семьи имели только сами опрошенные.

Анализ факторов эмиграции на микроуровне позво­ляет увидеть и причины, удерживающие россиян от вы­езда из страны насовсем. Главная из них на сегодня— сложность организационных процедур эмиграции (полу­чения въездной визы, оформления выездных документов в российских госучреждениях). Но есть и факторы, вну­шающие оптимизм, — сохраняющаяся у части населения надежда на перемены к лучшему в России.

Обследование выявило также жизненные планы рос­сийских эмигрантов. Большинство (почти 2/3 от числа ответивших) хотели бы резко не менять социальное по­ложение и сохранить свою экономическую активность. Примерно 13% респондентов, в основном женщины, предполагают заняться воспитанием детей, домашним хозяйством. Каждый десятый эмигрант намерен продол­жить образование, пройти переподготовку, получить нужную профессию.

Приоритетность миграционных установок на труд в общей структуре эмиграционных намерений в значи­тельной степени объясняется высокой долей в эмиграци­онном потоке лиц активных трудоспособных возрастов (30-45 лет). Именно в этой демографической группе в структуре мотивов миграции преобладают трудовые мо­тивы. Необходимо также учесть, что профессиональные

планы у выезжающих из страны представляются ими по-разному. Большинство (58%) связывают свою будущую трудовую деятельность за границей с работой по найму. В силу неразвитости рыночных отношений и структур в России наши соотечественники, за немногим исключени­ем, пока не имеют опыта самостоятельного предприни­мательства и бизнеса. В результате в западной рыночной экономике уверенно видят себя в качестве предпринима­телей, бизнесменов, руководителей фирм только 6% из числа опрошенных, среди них половина хотела бы рабо­тать самостоятельно, иметь свое дело, обходясь при этом без наемных работников.

Если рассматривать миграционные намерения выез­жающих с учетом их демографических характеристик, то можно отметить, что внутри семьи женщины по сравне­нию с мужчинами реже инициируют саму идею эмигра­ции из страны. В силу своей большей экономической за­висимости они труднее определяются в выборе своей дальнейшей судьбы за рубежом, менее охотно идут на отказ от российского гражданства. Если в миграционных установках мужчин явно преобладают намерения рабо­тать за границей по найму или стать предпринимателем, то у женщин больший удельный вес занимают ориента­ции на домашнее хозяйство, создание условий для луч­шего будущего детей. В мотивационном блоке эмигра­ционного поведения трудовые мотивы у женщин в срав­нении с мужчинами выражены слабее. Профессиональ­ный статус за рубежом для женщин имеет меньшее зна­чение, чем для мужчин.

Процесс формирования эмиграционного поведения по-разному протекает у эмигрантов разного возраста. Так, молодежь (особенно до 20 лет) легче решает для се­бя вопрос о смене гражданства: треть молодых людей из

числа опрошенных хотела бы поменять свое гражданст­во. В старших возрастах (предпенсионном и пенсионном) такое желание высказывается значительно реже. Для эмигрантов в зрелом возрасте экономические мотивы эмиграции больше связаны с ориентацией на улучшение условий для самореализации, усталостью от неустроен­ности своего быта в России.

Эмиграционные намерения зависят также от образо­вательного уровня и экономического статуса выезжаю­щих. Образование, занятие, профессия, квалификация являются признаками, определяющими положение лю­дей в обществе, их принадлежность к той или иной соци­альной группе. Социальный статус эмигрантов отражает­ся на индивидуально-личностном мире ценностных ори­ентации людей, во многом определяет поведенческие установки выезжающих.

Важной составляющей выезда за рубеж выступает деятельность эмигрантов в процессе адаптации в новой для себя стране. Предстоящие проблемы в сфере занято­сти и трудоустройства за границей вызывают у россий­ских эмигрантов наибольшую озабоченность.

Реализация жизненных планов, связанных с получе­нием за рубежом интересной высокооплачиваемой рабо­ты по специальности, для большинства российских эмиг­рантов оказывается самой сложной задачей их интегра­ции в новую для себя социальную среду. И это вполне естественно. Практически во всех странах иммигранты встречаются с различными формами дискриминации при поиске работы, признании квалификации, оплате труда, продвижении по службе. У иностранцев больше шансов потерять работу, выше риск оказаться безработным.

Необходимо подчеркнуть, что в мире уже сложилось международное разделение труда. Рынок труда экономически развитых стран перенасыщен работниками с тра­диционной технической или гуманитарной подготовкой, средним (по западным меркам) уровнем квалификации. В сфере занятости спрос на иностранцев сохраняется только по двум профессиональным группам — это высо­коквалифицированные специалисты (прежде всего в об­ласти новейших технологий, маркетинга, проектирова­ния производства, финансов, брокерских операций) и низкоквалифицированная рабочая сила, готовая выпол­нять многие виды непрестижных работ, которых избега­ют местные работники (в низкооплачиваемых отраслях промышленности, сельском хозяйстве, городских ком­мунальных службах, гостиничном комплексе, ресторан­ном сервисе, на многих малых предприятиях, работаю­щих на грани прибыльности, и др.).

При решении вопросов получения работы за рубе­жом надо учитывать приоритетность трудоустройства на национальных рынках труда собственных граждан, ост­рую конкуренцию за свободные рабочие места не только среди местных работников, но и со стороны мигрантов из других стран, а также жесткие требования работодате­лей к возрасту и знанию языка.

До выезда из России только каждый пятый эмигрант имеет конкретные предложения по трудоустройству за рубежом (в основном через знакомых, родственников, ранее выехавших членов семьи). Преобладающему большинству (80%) эмигрантов еще предстоит поиск ра­боты за границей. И для многих из них он начнется с по­сещения курсов иностранного языка, переобучения в профессиональных центрах переподготовки кадров.

Второе место среди всех предстоящих проблем адап­тации занимает преодоление языкового барьера. От этого зависят шансы эмигрантов получить доступ ко всему,

что новая страна могла бы им предложить, прежде всего в области занятости, образования, здравоохранения, обу­стройства и обеспечения жильем, социальной защиты. Из десяти выезжающих только двое свободно владеют ино­странным языком, четверо могут объясниться и еще чет­веро местного языка практически не знают. В совокуп­ности 25% эмигрантов с хорошим знанием языка после выезда за рубеж намерены сменить российское граждан­ство, а среди неспособных разговаривать на местном языке таких только 20%.

Интересно, что проблемы предстоящей адаптации в принимающих странах видятся для мужчин и женщин по-разному. Из всех ожидаемых трудностей жизни за рубежом для мужчин на первом плане стоят проблемы, связанные с трудоустройством по специальности, приоб­ретением жилья, а женщин волнует больше всего эмо­циональная сторона их интеграции в новую для себя со­циальную среду — отсутствие близких друзей и знако­мых, незнание языка, быта, обычаев, нравов местных жи­телей.

Деятельность в процессе адаптации в принимающей стране— заключительная стадия эмиграционного пове­дения. Однако ее рассмотрение не может дать полного представления обо всей сложности проблемы эмиграции, ибо конкретные поведенческие поступки, связанные с переселением в другую страну, носят всеобщий или групповой характер, с одной стороны, и в то же время различаются у выезжающих в отдельные страны. По­скольку важнейшее место в эмиграции из России зани­мает переселение этнических немцев и евреев, то оно оказывает определяющее влияние на среднероссийские тенденции миграционного оттока из страны и особенно­сти формирования эмиграционного поведения населения.