ПРИМЕЧАНИЯ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 

1. Помимо высказываний по этому вопросу Зиммеля (в сборнике «Про­блемы философии истории») и собственных работ, помещенных в данном сборнике, я считаю нужным отослать читателя к замеча­ниям Риккерта (во 2-м издании его «Границ») и на различные ра­боты К. Ясперса (особенно «Общую психопатологию»). Различия в образовании понятий у нас от образования понятий у названных авторов, а также в важной работе Ф. Тенниса («Сообщество и общество»), трудах А. Фиркандта и других авторов не обязательно всегда отражают различия во взглядах. В методологическом отно­шении следует, кроме вышеуказанных работ, принять во внимание книгу Готля («Господство слова»), для категории объективной воз­можности Радбруха и, хотя уже более косвенным образом, Гуссерля и Ласка. Легко заметить, что наш метод образования понятий внешне как будто похож, при полной внутренней противоположности, на конструкции Р. Штаммлера («Хозяйство и право»), столь же выдающегося юриста, сколь неудачливого социального фило­софа, привнесшего полную путаницу в ряд вопросов. Это сходство преднамеренное. Характер образования социологических понятий — в значительной степени вопрос целесообразности. Совершенно не обязательно создавать все представленные ниже категории. В не­которой своей части они разработаны для того, чтобы показать, «что должен был полагать Штаммлер». Второй раздел данной ста­тьи — фрагмент уже давно написанной работы, в которой была сделана попытка дать методологические обоснования ряду эмпи­рических исследований, в том числе и статье для сборника «Хозяй­ство и общество». Педантическая пространность изложения объ­ясняется желанием строго различать субъективно предполагаемый смысл от объективно значимого (в этом отношении частично отходя от метода Зиммеля).

2. Характер того, как «действует» связь между правильным типом поведения и эмпирическим поведением и как это соотносится с со­циологическим влиянием, например в конкретном развитии искус­ства, я надеюсь при случае показать на определенном примере (истории музыки). Не только для истории логики или других наук, но в такой же степени во всех остальных областях именно те связи, то есть швы, где может возникнуть напряжение между эмпириче­ским типом и типом правильности, имеют громадное значение для динамики развития. В такой же степени значимо, впрочем, и другое положение вещей, индивидуальное и в каждой области культуры совершенно различное по своему характеру. Оно сводится к тому, что (и в каком смысле) однозначный правильный тип не может быть проведен, он всегда возможен или неизбежен только как ком­промисс или выбор между несколькими основами рационализации. Подобные содержательные проблемы мы здесь рассматривать не мо­жем.

3. В данной связи мы не будем подробно рассматривать это понятие. Заметим только следующее: «правом» мы считаем порядок, социо­логически гарантированный в своей значимости «аппаратом при­нуждения» (смысл его будет вскоре охарактеризован); условно­стью — порядок, гарантированный только «социальным порицанием» группы, объединенной в «правовое» или «конвенциональное» сооб­щество. Конечно, в реальной действительности здесь нет четкой границы.

Текст приводится по изданию:

Избранные произведения: Пер. с нем./Сост., общ. ред. и послесл. Ю. Н. Давыдова; Предисл. П. П. Гайденко. — М.: Прогресс, 1990. —808 с.— (Социологич. мысль Запада).

 



* «Господа англичане, стреляйте первыми» (франц.).—Прим. перев.