3.1. Виды памяти и мнемические действия

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 

В разделе 1 мы определили социальную память, или мнемическую деятельность, как движение смыслов в со­циальном времени. Для раскрытия сущности и специфи­ческих особенностей социальной памяти полезно сопостав­лять ее с другими типами памяти, которые соответствуют другим типам смысловой коммуникации. Как показано на рисунке 1.2, помимо социальной коммуникации, сущест­вует еще генетическая и психическая коммуникация со своими смыслами и хронотопами. Следовательно, вырисовываются три типа памяти:

• генетическая;

• психическая:

• социальная.

Генетическая память, или наследственность (память биологического вида или родовая память) обеспечивает движение в биологическом времени генетических про­грамм, инстинктов, безусловных рефлексов и биологичес­ких образов, свойственных данному виду. Материальным носителем генетической памяти служат нуклеиновые кислоты (ДНК и РНК), посредством которых закодированы генетические смыслы. Совокупность этих смыслов обра­зует генофонд — материальное воплощение генетической памяти. Наследственность представляет консерватив­ность живых организмов, выступая в неразрывной связи с изменчивостью, обусловленной воздействием внешней среды и жизненным опытом индивидуальных особей.

Помимо генетической памяти, биологи еще различа­ют нейрофизиологическую память — устойчивые связи в нервной системе, возникшие во время жизни особи, на­пример условные рефлексы, и биохимическую память, хра­нящую индивидуальные биохимические изменения, на­пример иммунитет. Эти виды памяти несут следы внеш­них воздействий некоммуникационного характера, поэтому они не представляют для нас интереса. Исклю­чение — дрессировка животных и воспитание условных рефлексов в лабораторных условиях (опыты И. П. Павло­ва), где коммуникационное сообщение (сигналы) налицо. Что же касается наследственности (генетической памяти), то она определяет врожденные структуры и качества ин­дивидуальной человеческой памяти, а также этнопсихологические особенности социальной памяти, и поэтому мы не можем ее не учитывать. Наследственность — готовый для индивидуального опыта запас потенциальных психи­ческих особенностей и их связей.

Психическая память понимается в психологии как сохранение и последующее воспроизведение человеком его опыта. Под опытом подразумеваются знания, умения (навыки), эмоциональные переживания и волевые стиму­лы (желания, интересы, ценностные ориентации), т.е. то, что мы назвали смыслом. Действительно, бессмысленный опыт в памяти не фиксируется, а смысл всегда постигает­ся человеком благодаря опыту. Поэтому наше определе­ние психической памяти не противоречит общепринятой в психологии трактовке. Надо заметить, что в последнее время в связи с распространением в психологии информа­ционного подхода память стали определять как «передачу информации по временному каналу». Информационные модели памяти наглядны, и мы их продемонстрируем в дальнейшем, но нельзя не отметить, что авторы этих мо­делей не поясняют, что они понимают под «информаци­ей». По сути дела информация отождествляется со «смыс­лом» и «опытом», и не более того.

По содержанию различаются следующие разделы ин­дивидуальной памяти:

• образный (зрительный, слуховой, осязательный) — память о восприятиях и представлениях, полученных   благодаря органам чувств; этот раздел можно назвать фактографическим, потому что он сохраняет образы эпизодов, событий, явлений, которые человеку случилось наблюдать в течение его жизни;

• семантический (смысловой) или словесно-логи­ческий раздел — память на слова, понятия, выска­зывания, абстрактные идеи, короче — память о язы­ках, текстах и знаниях, выраженных на этих языках; этот раздел памяти иногда называют тезаурус;

• аффективный — хранилище положительных и от­рицательных эмоций, «память сердца»;

• моторный — раздел памяти о реакции на данные стимулы, управляющие поведением (условные реф­лексы — разновидность моторной памяти); здесь хранятся фиксированные установки, т. е. готовность действовать определенным образом (Д. Н. Узнадзе); восприятие путем подражания и выработанные лич­ным опытом умения, навыки, приемы, привычки;

• самосознание — сохранение самотождественности, своего Я, своей «самости».

Нетрудно увидеть, что разделы памяти различаются по хранимым ими смыслам, что подтверждает формулировку  «память — движение смыслов во времени». Именно дви­жение, а не запечатленные в мозговом веществе изобра­жения и письмена. Поэтому память тождественна мнемической деятельности (мнема — греч. «память»). Подобно всякой сложной деятельности, мнемическая деятельность складывается из действий. Различаются следующие мнемические действия:

• Запоминание (в информационных моделях говорят «ввод информации») — восприятие органами чувств внешних сигналов, стимулов, образов, их мыслен­ная обработка (опознание, ассоциации с имеющи­мися в памяти смыслами, оценка) и формирование нового смысла, который включается в тот или иной вид памяти. Запоминание может быть непроизволь­ным, совершающимся без волевых усилий, и созна­тельным, преднамеренным; целенаправленно орга­низованное запоминание есть заучивание.

• Сохранение — собственно мнемический процесс — движение смыслов во времени без их исчезновения. С. Л. Рубинштейн (1889— 1960) отмечал в своем клас­сическом учебнике по общей психологии: «Само сохранение — это не пассивное хранение материала, не простое его консервирование. Сохранение — это ди­намический процесс, включающий какую-то более или менее выраженную переработку материала, предполагающую участие различных мыслительных операций (обобщения, систематизации и т.д.)... оно включает освоение и овладение материалом, его переработку и  отбор, обобщение и конкретизацию, систематизацию и детализацию и т. д.». Важным условием сохранения является повторение акта запоминания.

• Воспроизведение (вывод информации) — извлече­ние хранящихся в памяти смыслов и использование их в практической жизни. Воспоминание — сугубо человеческий способ воспроизведения запомнив­шихся смыслов, являющийся результатом внутри-личностной коммуникации, диалога с собственной памятью. Воспоминание, как и запоминание, может быть непроизвольным, а может быть сознательным.

• Забывание — освобождение памяти от неактуаль­ных смыслов, не востребованных в практической де­ятельности. Однако, как выяснилось, человеческая память обладает способностью десятилетиями со­хранять образы, факты, тексты, казалось бы давным-давно позабытые. Канадский нейрохирург У. Пенфилд обнаружил, что электрическое раздражение некото­рых участков коры головного мозга вызывает у па­циентов картины далекого прошлого. Так, одна па­циентка вспомнила любимую в детстве мелодию, которую позже ни разу не слышала. Аналогичных результатов добиваются гипнотизеры. Таким образом границы и критерии забывания оказались относительными.

Благодаря индивидуальной памяти человек выходит за пределы своей наследственности и усваивает соци­альный опыт, воплощенный в культурном наследии об­щества. Прежде всего ребенок овладевает родным языком и первичными навыками поведения в кругу семьи. Затем он приобщается к смыслам и ценностям своих сверстни­ков, а в школе начинается педагогически организованное изучение культурного наследия общества. Всякое изуче­ние (научение) заключается в понимании и запоминании некоторых символов. Например, изучить историю России XVII века или французский язык означает прочно зафик­сировать и систематически упорядочить в тезаурусе фак­ты, концепции, понятия, имена, лексику и грамматику, а в моторном разделе запечатлеть навыки произношения и вос­приятия французской речи. Профессионализация обогаща­ет индивидуальную память такими знаниями и умениями, которые позволяют ему стать специалистом в каком-то полезном деле.

Ясно, что любое освоение социального опыта, изуче­ние культурного наследия, профессионализация и т. п. — это коммуникационная деятельность. Конечным реципи­ентом здесь является индивидуальная память, в которой концентрируются полученные смыслы. А кто выступает в качестве коммуниканта? Другие люди (микрокоммуни­кация), социальные группы (мидикоммуникации), обще­ство в целом (макрокоммуникации), но они могут выпол­нять функции коммуниканта только в том случае, если обладают памятью, в которой сосредоточены передавае­мые смыслы. Коммуникант, который ничего не помнит, выпадает из коммуникации. Всякая смысловая коммуни­кация есть взаимодействие не между субъектами, а меж­ду памятями, точнее — тезаурусами, этих субъектов. Элементарную схему коммуникационной деятельности (см. рис. 1.1) можно даже представить в виде:

Рис. 3.1. Элементарная схема

смысловой коммуникационной деятельности

Память коммуниканта является индивидуальной памя­тью, если речь идет о микрокоммуникации, и социальной, если речь идет о мидикоммуникации или микрокоммуни­кации. Стало быть, нужно разделять два вида социальной памяти, носителями которых являются разные социальные субъекты: групповая память и память общества. Существу­ет еще понятие общечеловеческая память или память мира, субъектом которой мыслиться все человечество. Мы рассмотрим эти виды социальной памяти, но сначала за­вершим разговор о памяти индивидуальной.

Индивидуальная память сообщает связность и устойчи­вость жизненному опыту человека и является предпосылкой формирования социализированной личности. С. Л. Рубин­штейн хорошо сказал: «Без памяти мы были бы существами мгновения. Наше прошлое было бы мертво для будущего. Настоящее, по мере его протекания, безвозвратно исчезало бы в прошлом. Не было бы основанных на прошлом ни знаний, ни навыков. Не было бы психической жизни».

Однако механизмы памяти неизвестны и загадочны. В самом деле, в результате метаболизма происходит по­стоянное обновление организма, отмирание и нарождение новых клеток, внешние и внутренние изменения. Дитя и муж, юноша и старик, носящие одно и то же имя, совер­шенно не похожи ни физиологически, ни психологичес­ки. Но все метаморфозы индивида объединяет память. Непонятным образом память о детстве сохраняется в со­знании старика, как будто мнемические структуры не подвластны переменам. Как это возможно в вечно изменяю­щемся теле? Как будто кристаллы льда в кипящей воде. Наука не знает ответа на этот вопрос. Чтобы получить представление о современном уровне наших знаний, рассмотрим информационную модель индивидуальной памя­ти, предложенную американским психологом Ричардом Аткинсоном.