Репродукционные круги богатства и бедности

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 

В основе теории А. Гидденса лежит тот факт, что социальная жизнь в значительной степени носит повторяющийся характер, что основа всех социальных институтов и основа для формирования значения пространства – повторение определенных действий в определенных местах. И это обычно не только отдельные действия, а целые сети, цепи действий, которые зависят друг от друга и образуют комплексы, называемые Гидденсом «репродукционными кругами». Он широко дискутирует эту идею в контексте методологического разделения анализа деятельности институтов и конкретных действий акторов. «Репродукционные круги» занимают в данном случае третейскую позицию: они касаются на уровне действий, но служат, чтобы показать, каковы предпосылки для расширения институтов в пространстве и времени. «Под репродукционными кругами я подразумеваюсь достаточно ясно определенные протекания процессов, которые содержат обратные связи с их источниками, и при этом не играет роль, управляемы ли рефлексивно эти обратные связи акторами или нет», - излагает он и добавляет: «Всегда имеет смысл анализировать репродукционные круги относительно к регионализации мест […] – на самом деле здесь графические методы хроногеографии могут стать релевантными…» [6. S. 247]. Другой акцент обозначен в определении, данном в глоссарии «Конституция общества»: «Репродукционный круг – это ряд институциализированных отношений репродукции, которые контролируются либо по каузальным гомеостатическим виткам, либо по рефлексивному самоуправлению» [6. S. 431]. Это определение близко к тому, что он в другом месте называет «уровни системного характера в социальной интеракции» [6. S. 80]. Один из этих уровней – в «Центральных проблемах социальной теории» выделяются три таких уровня, а в «Конституции общества» только два [7. P. 78; 6, S. 80] – представляет также каузальные гомеостатические витки, которые описаны следующим образом: «Гомеостатическая системная репродукция человеческого общества может рассматриваться таким образом, что она включает в себе воздействие каузальных витков, в которых ряд неумышленных следствий действий обратно связывается и так снова и снова устанавливает исходную ситуацию» [7. P 78; 6. S. 80]. В качестве простого примера он приводит «круг бедности», отражающий ситуацию, когда социальная разница между богатыми и бедными репродуцируется из поколения в поколение: «Бедность» ® «Плохое образование» ® «Низкая зарплата» ® «Бедность» [7. P. 79].

В этих изложениях существует определенная запутанность: в определении к глоссарию «Конституция общества» выделяются два момента «репродукционных кругов», которые в «Центральных проблемах социальной теории» просто отождествляются с разными уровнями социальных систем, что приводит к идентификации «репродукционных кругов» с самими социальными системами или, по крайней мере, с «системностью». Вряд ли такое сравнение имеет смысл, поэтому ниже под «репродукционными кругами» подразумевается не пространственно-временная стабильность, а динамичная цепь взаимосвязанных решений и действий, в которой ряд неумышленных последствий действий имеет такие обратные связи, что они снова и снова устанавливают исходную ситуацию. В результате данного процесса происходит структуризация пространственно-материальных сред.

Вышеупомянутая проблема роли структурных и индивидуальных факторов развития как причин экономического успеха или неуспеха повторяется в русле концепции «репродукционных кругов» А. Гидденса. Лишь в контексте всей теории структуризации становится очевидным, что под «репродукционными кругами» не подразумеваются неизменные «социальные законы», сводящие человека к марионетке. Скорее, они связаны с сознательными решениями и действиями конкретных акторов в специфических ситуациях, и стандартизация возникает только из-за того, что последующие результаты их решений и действий восстанавливают исходную ситуацию, тем самым, создавая стабильные рамочные условия.

Таким образом, решающими критериями для распознавания саморепродуцирующих контекстов действий в эмпирической работе должны быть обоснования самих акторов относительно их действий при данных условиях, а не установление закономерностей посредством статистических данных или картирования. Подобный репродукционный круг «четко выразился» в интервью, но следует отметить, что он является лишь одним из примеров и не должен восприниматься как единственный механизм экономического саморазвития реформированных коллективных хозяйств. В предлагаемом исследовании Базой для сопоставления являются два предприятия: колхоз в Брянской области и акционерное общество в Краснодарском крае.