Методологические основания исследования

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 

В отличие от разделения труда в общественном производстве, где происходит взаимообмен посредством денег как всеобщего эквивалента, разделение труда в семье носит нерыночный характер. Домашняя экономика в значительной степени регулируется социальными нормами, традициями, взаимными договоренностями, эмоциональной привязанностью, которые не подлежат денежному исчислению, и воспринимаются экономистами как «периферия», «архаика».

К заслугам феминистской теории следует отнести стремление рассмотреть все многообразие экономических отношений, возникающих в процессе обеспечения жизнедеятельности, в частности, такие их аспекты, как дар и принуждение. При таком подходе становится «заметной» альтруистическая женская деятельность, многочисленные эмоциональные связи, которые определяют поступки людей и делают их взаимозависимыми.

Достаточно большим эвристическим потенциалом, как нам представляется, обладает и концепция социального обмена, согласно которой люди, добровольно или даже инициативно оказывающие какие-либо услуги другим, создают социальные обязательства, социальный долг по отношению к себе. Человек, покровительствующий другим, имплицитно претендует на более высокий статус по отношению к «берущим». Взаимный обмен укрепляет узы между равными, однако, если не удается адекватно ответить на значимые для людей благодеяния, то тем самым они подтверждают претензию дарителя на более высокий статус. Постоянное одностороннее предоставление важных благ — основной источник власти. Человек, имеющий в своем распоряжении ресурсы для удовлетворения потребностей других людей, без которых они не могут обойтись и не могут получить их из альтернативного источника, может приобрести власть над ними.

Как нам видится, использование двух указанных традиций социальной мысли позволяет рассмотреть порочный круг, воспроизводящий гендерное неравенство: домашние обязанности женщины ограничивают ее возможности на рынке труда и определяют ее более низкую заработную плату, что закрепляет сложившееся разделение труда внутри семьи.

Патриархальный тип семьи характеризуется в экономическом плане неэквивалентным обменом деятельностью между мужчиной и женщиной, который, с одной стороны, создает статусные различия между ними, с другой — является следствием семейного неравенства. Домашняя работа женщин в основном бесплатна, несмотря на то, что питание, уход и воспроизводство являются абсолютной человеческой необходимостью. Женщины предоставляют неоплачиваемые домашние услуги в обмен на свое содержание. Подобные отношения, в которых участвует замужняя женщина, охарактеризован как специфический «патриархатный способ производства», характеризуемый зависимостью безотносительно к тому, имеют ли женщины классическое отношение к производству, то есть оплачиваемую работу.

Современные тенденции развития семьи демонстрируют продвижение от патриархата в сторону более эгалитарного семейного устройства, что прежде всего связано с участием женщин в оплачиваемой занятости, профессиональной деятельности. В то же время значительная доля женщин по-прежнему предпочитают реализовываться главным образом в традиционной роли матери и хранительницы домашнего очага. Как нетрудно заметить, данная роль априорно предполагает экономически зависимый статус.

Однако сферы социально-экономической зависимости женщины не исчерпываются семьей. В российском трудовом и семейном законодательстве работающей женщине придается бенефициарный статус, связанный с исполнением ею материнских функций, что формируют еще одну сферу зависимости женщины — от государства-патрона, которое либо оказывает прямую материальную помощь в виде пособий и доступа к льготным или бесплатным услугам, либо косвенную — обеспечение женщине возможности совмещать профессиональную и семейную деятельность. О том, насколько эта зависимость велика, свидетельствует неизменно высокие доли женщин среди безработных и малообеспеченных как следствие замены государственных механизмов регулирования рынка труда рыночными.

Это позволяет рассматривать социально-экономическую зависимость женщины в двух измерениях — от мужчины на уровне семьи и от государства в публичной сфере.

Субъективную сторону социально-экономической зависимости позволяют выявить массовые опросы населения, свидетельствующие о водоразделе между мужчинами и женщинами в плане ориентаций на самостоятельность либо зависимость. Женские предпочтения форм занятости характеризуются значительной привлекательностью вариантов «легкая работа и небольшой гарантированный заработок» и «жить не работая», в то время как мужчины, социализирующиеся как кормильцы семьи, в целом отдают предпочтение варианту «много работать и хорошо получать, пусть и без гарантированного заработка».

Зависимые установки присущи также и мужчинам. Однако если их зависимость связана с государством и работодателем, то список возможных покровителей женщины значительно шире. Общественное мнение достаточно либерально к факту экономической зависимости женщины, в то время как мужчина, не способный обеспечить себя и семью, получает клеймо социальной некомпетентности.

Целью исследования, проведенного автором в феврале-марте 1999 г., было выявление путем глубинных интервью с женщинами, чью экономическую ситуацию можно охарактеризовать как «зависимую», содержания, восприятия и оценки ими своего зависимого статуса. Было проведено 28 интервью в 4 группах женщин: неработающие женщины; «работающие матери», чей доход в совокупном семейном бюджете составлял 10% и менее; спонсируемые женщины («содержанки»); одинокие матери, находящиеся на содержании родственников и/или получающие государственные пособия. Проиллюстрируем положения цитатами из интервью.