18

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 

В течение последних десятилетий престиж государст­ва значительно вырос, прежде всего вследствие тех бес­прецедентных событий, свидетелями которых мы являем­ся. Ему одному из всех социальных коллективов предо­ставляется теперь «легитимная» власть решать вопрос о жизни, смерти и свободе людей, и государственные орга­ны действительно пользуются этим правом в период вой­ны, борясь против внешнего врага, в мирное время — против внутренней оппозиции. В мирное время государст­во является крупнейшим предпринимателем и самой могущественной инстанцией, господствующей над нало­гоплательщиками. В военное время оно обладает безгра­ничным правом пользоваться всеми доступными ему хозяйственными ресурсами страны.' Современная рацио­нализированная форма государственного предпринима­тельства позволила в ряде областей достичь таких ре­зультатов, которые оказались бы, конечно, немыслимы­ми—даже в приближенной форме—для каких-либо иных обобществленных совместных действий. Казалось бы совершенно естественным, что вследствие всего ска­занного государство должно быть главной «ценностью» — особенно если речь идет об оценках в области «поли­тики», что с его интересами должны соотносить­ся все социальные действия. Но в действительности это—совершенно недопустимое истолкование, построен­ное на перемещении фактов из сферы бытия в сферу нор­мативных оценок, при котором полностью игнорируется отсутствие однозначных следствий из таких оценок, что сразу же проявляется при обсуждении необходимых «средств» («сохранения» государства или «оказания ему помощи»). В сфере чисто фактических действий следует именно ради указанного престижа установить, чего госу­дарство совершать не может. Причем даже в той обла­сти, которая безусловно считается его доменом, то есть в области военной. Изучение ряда явлений, заявивших о себе в годы войны в армиях государств с национально неоднородным населением, показывает, что свободная от принуждения преданность делу своего государства от­нюдь не маловажный фактор даже в военном отношении. В области экономики достаточно указать на то, что при­менение в мирное время форм и принципов экономики военных лет и длительное их сохранение может очень скоро привести к таким последствиям, которые прежде все­го покажут несостоятельность концепции сторонников экс-

пансионистских государственных идеалов. На этом, одна­ко, мы здесь останавливаться не будем. В сфере оценок можно с полным правом защищать точку зрения, отстаи­вающую наивысшую власть государства и его право поль­зоваться аппаратом принуждения в борьбе с оппозицией, но возможна и противоположная точка зрения, пол­ностью отрицающая самодовлеющую ценность государст­ва и превращающая последнее просто в техничес­кое вспомогательное средство для реализации совсем иных ценностей, которые только и оправдывают его до­стоинство и лишают его этого ореола, как только оно совершает попытку изменить свое подчиненное положе­ние.