ИСТОРИЧЕСКАЯ ОБУСЛОВЛЕННОСТЬ ФОРМЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ В РОССИИ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 

Исходя из обозначенных критериев, рассмотрим функционирование государственной власти России. Необходимость государственной власти в древней Руси была продиктована потребностью в снятии конфликтов между отдельными племенами (по этой причине были приглашены на княжение варяги) и защитой от внешнего врага. В основу власти был положен принцип удельного княжения, согласно которому родственники великого князя становились удельными князьями. Каждый из них имел свою дружину, тем самым общины славян, проживавшие в уделах, лишались возможности самостоятельно вести военные действия. Таким образом, наличие воинского формирования удельного князя обеспечивало защиту населения подвластной территории от межплеменных конфликтов и внешнего врага. Однако внутри самой государственной власти отсутствовал институциональный механизм внутренней консолидации.

Заметим, что в отличие от древней Руси, на Западе в то время уже сложился такой механизм – институт военного патроната, система норм, определявшие права и обязанности сюзерена и вассала. В дальнейшем этот механизм превратился в феодальную систему государственной власти. На Востоке, в частности в Китае, сложился другой механизм – абсолютизации прав высшей власти. В киевской Руси не было ни западной, ни восточной модели, целостность государственной власти поддерживалась только харизматическим авторитетом (и отчасти военной дружиной) великого князя. В дальнейшем, после ухода с исторической сцены харизматических великих князей, отсутствие механизма подчинения в конечном итоге привело к дезинтеграции древней Руси.

В эпоху киевской Руси, государственная власть смогла институционально нормировать социальные действия, привнеся западное право, которое письменно оформилось при Ярославе. Власть оказалась способной интегрировать в общество новые культурные ценности и социальные цели, т.е. создать механизм адаптации новых целей. Власть в древней Руси по характеру была «инновационной», что предполагало ее плюралистическую форму, но при этом была харизматической. Государственная власть древней Руси привнесла правовой регламент, сняла конфликты и противоречия восточнославянского мира. Однако, новая форма управления, была довольно таки противоречива. Носители власти создали централизованное ядро управления. Общество было организовано иерархически: правители – центр, народ – периферия. Но варяжские князья принесли и форму зародышевого плюрализма, проявившегося во взаимодействии представителей власти. Данная противоречивая форма управления существовала, пока не возникла реальная опасность, – битва на реке Калке в 1223 году вскрыла неадекватность такой формы управления, нашествие Батыя в 1237-1238 годах уничтожило ее. Гибель древнерусского общества в результате монгольского нашествия имеет много причин, но одна из них – противоречивость формы управления.

Государственная власть в древней Руси возникла, с одной стороны, как антитеза анархии, с другой стороны, хотя и делались попытки институционально нормировать социальные действия, но они не достигли успеха, и поэтому общество как не могло стать тоталитарным, так и не могло достичь устойчивости. «Маятник» формы управления, двигаясь в плоскости плюрализма, совершал свои колебательные движения между полюсом анархии и коллапса.

Точка коллапса – нашествие Батыя. Монгольское нашествие разгромило старый мир, однако, принесло и иную, новую форму управления, заимствовав ее в Китае, – централизованную форму построения высшей власти, основу которой составила преданность иерарху. С этого периода «маятник» формы управления начинает двигаться в плоскости иерархии, между анархией и тоталитаризмом. Начинается новая фаза в истории государственной власти – эпоха монархии.

Первый цикл этой фазы – трансформация харизматической иерархии в институциональную и становление монархии. Особенность этого периода – концентрация в руках московского монарха функции распределения ресурсов и инструментов институционального контроля, что вылилось в создание государственных вооруженных сил – аппарата насилия и принуждения (армия и полиция), который был призван обеспечить порядок внутри государства, защиту границ и возможность территориальной или военно-политической экспансии. Этот аппарат с эпохи Ивана III является исключительно государственным. Он управляется монархом лично или через особо доверенных и преданных лиц. Примечательно то, что в свое время московские Великие князья сделали довольно много, чтобы ликвидировать воинские соединения («дружины») других князей. Российская аристократия постепенно была лишена личных армий, но обязана была служить в монаршей, или государственной армии. Со временем сложилась система назначений, а в дальнейшем и продвижения по службе, что исключало возможность «привязанности» аристократа к определенной воинской группе. Господствующий класс русского общества с эпохи Ивана III нельзя называть классом феодалов, т.к. не феодальный принцип лежал в основе функционирования этого класса. Здесь не было получения земли на содержание воинского подразделения. Землю русский аристократ получал как средство личного существования. Сюзерен не заключал договор с вассалом. Вассал был просто предан сюзерену. Не феодалы составляли основу господствующего класса, а «государевы люди». Поэтому эпоха становления России не может быть названа феодализмом, в большей мере здесь подходит наименование «этатизм».

Представитель господствующего класса в России, как правило, офицер или чиновник, – это «государев человек», преданный монарху, который отличается от западного феодала отсутствием частной инициативы. Однако при этом инициатива на государственной службе в России не исключалась: инициатива служения государю, или «служебная преданность» – один из важнейших столпов самодержавной России.

Институтом мобилизации и организации социальной энергии, сформировавшимся в период харизматической монархии, стала русская православная церковь. Трансцендентальное оправдание государственной власти и идеологическое противостояние «басурманам» (враг с востока) и «латинской ереси» (враг с запада), сформировало социальную цель и норму действия – служение Отечеству истинной веры. Несмотря на то, что церковь функционировала как институт, эта норма поддерживалась не институциональными средствами, а неформальным авторитетом церкви.

При Иване III церковь становится инструментом государственной власти и тем самым дает монарху право: «в интересах государства все дозволено». Иерархия достигает своего предела и стремится институализировать все цели индивидов, интегрировав их в цели государства. Развитие иерархии достигает своей критической точки – Иван Грозный создает тоталитарную власть, в то самое время, когда отдельные княжества древней Руси и ханства Золотой Орды присоединяются к Московии. Иван IV провел карательную трансформацию общества и заложил основы преданности не харизматическому вождю, а государю. Интеграция территорий и класса элиты была достигнута за счет снижения дифференцированности общества и репрессий негосударственных целей социума.

Такое «упрощение» социума и его стабильность поддерживалась репрессивными органами, «ослабление» которых обернулось нестабильностью и дезинтеграцией в эпоху Смуты. Россия вновь оказалась на грани коллапса.

С приходом династии Романовых начинается второй цикл в развитии государственной власти, это период зрелой монархии. Российское общество, ослабленное тоталитаризмом и Смутой, упрощается. Устойчивость обеспечивается не силой власти, а отсутствием социальной активности. Не случайно и монарх этого периода именовался Михаил «Тишайший».

Рост социальной активности в середине XVII в. приведет к резкой дифференциации общества и как следствие к конфликтам. Петр I разрешит конфликт парадоксальным образом – усилением конфликта и стимуляцией дальнейшей дифференциации общества, тем самым будет заложен механизм инноваций, с помощью которого государственная власть оказывается способной адаптировать ценности и цели других культур. В этом смысле реформы Петра I – антитеза тоталитаризму Ивана IV. Грозный репрессировал социальную активность, а Петра I ее «пришпорил». Построение Петром I чиновничье-дворянской структуры оказалось оптимальным механизмом интеграции социальной энергии. При его правлении «служебная преданность» как форма индивидуальной инициативы приобретает институциальный характер.

Реформы Петра оказали влияние на развитие России в течение столетия и обеспечили расцвет общества в эпоху Екатерины II, но привели к разрыву «низов» и «верхов». Социальная активность и растущая дифференциация «верхов» придет в противоречие с неактивностью и ритуализмом «низов». Инновационная активность «верхов» достигнет своего выражения в восстании декабристов, в результате которого общество окажется на грани коллапса, а функционирование власти в XIX веке приобретет характер аритмии: то сдерживание (Николай I, Александр III), то стимуляция социальной активности (Александр II). Аритмия достигнет максимума в эпоху Николая II. Следствием будет революция и коллапс.

Третья фаза российского государства начинается с эпохи Советской Власти. Интеграция общества начинается за счет его упрощения, сведения социальных целей к целям государства, т.е. за счет создания тоталитарного общества. Достигается это за счет террора, уничтожения высшего класса как субъекта, обеспечивающего дифференциацию общества. Все это вместе именовалось как политика «военного коммунизма». Данная политика потерпела фиаско, т.к. отсутствовал механизм организации социальной активности, потому что прежний, чиновничье-дворянский, был уничтожен. К концу 20-х годов такой механизм был воссоздан Сталиным в коммунистической партии, которая структурно и функционально унаследовала следующее:

организация первичных общностей строилась по аналогу крестьянской общины (при этом нормы приобрели институциализированный характер);

целостная структура была построена по аналогу петровского чиновничье-дворянского аппарата.

Такой институт оказался способным свести к минимуму личные цели индивидов и сориентировать их на стремление к достижению поставленных им целей. Действуя при этом как государственный, используя репрессивные органы государства, он смог упростить общество, и тем самым довести институциональное нормирование до предела. Результатом этого стал тоталитаризм.

Однако тоталитарная интеграция общества возможна пока эффективны репрессии, невозможность осуществлять которые после смерти Сталина привела к росту дифференциации общества. Наступает эпоха «оттепели». Отличие Советской Власти (от Российской Империи) в том, что ей был утрачен механизм инноваций. Поэтому за «оттепелью» наступит период консервации – эпоха «застоя» («развитого социализма»).

Особенность третьей фазы по сравнению со второй (эпохи монархии) в том, что Советская Власть обладала ограниченными способностями к адаптации целей и ценностей других культур, в результате власть оказалась консервативнее народа. В эпоху монархии власть напротив была инновационной, что порождало консервативную реакцию народа. Невозможность интегрировать социальную энергию «низов» с целями общества в эпоху Брежнева в конечном итоге привела к деформации власти и ее неэффективности. Закономерное следствие этого – Перестройка, явилась, на наш взгляд, периодом нарастающей аритмии, следствием которой оказался коллапс 1991 – 1993 годов.

С эпохи Ельцина начинается новый этап функционирования государственной власти. Вплоть до 2000 года наблюдается медленное движение от анархии к иерархической системе, несмотря на то, что в России возникли институты власти аналогичные институтам власти плюралистического западного общества, под влиянием традиционной иерархической тенденции идет их постепенная интеграция в целостный комплекс. Те институты, которые оказываются неинтегрированными иерархической тенденцией, создают напряжение и вызывают конфликт, поэтому могут пониматься как аномийные формы, увеличивающие дезинтеграцию общества и влияющие на его нестабильность.

По всей видимости, в России начинает складываться новая форма иерархической государственной власти. Однако на сегодняшний день нет института, способного мобилизовать и организовать социальную энергию. Как отмечалось, в период харизматической монархии эту роль играла церковь, в эпоху империи это был чиновничье-дворянская структура, основанная Петром I. В эпоху Советской Власти – коммунистическая партия. До тех пор, пока не возникнет институт организации социальной энергии на достижении целей общества, Россия будет неминуемо стремиться к коллапсу.

Механизм организации социальной энергии должен адекватно реагировать на растущую дифференциацию общества (как в Российской Империи), тем самым предотвращая сползание в тоталитаризм, а также нормировать социальные действия, направляя энергию индивидов на благо всего общества (как в СССР), предупреждая анархию. При этом данный механизм с необходимостью должен соответствовать и другим социальным основам (которые рассматриваются ниже).

 

Схема 2. Исторический изменчивость Российской формы государственного управления

 

 

1 ФАЗА

2 ФАЗА

3 ФАЗА

Кризис восточно-славянского общества IX в.

Эпоха от Рюрика до Ярослава

Период удельной раздробленности

Нашествие Батыя

 

1 ЦИКЛ

Эпоха Дмитрия Донского

“Темное время”

Эпоха Ивана III

Эпоха Ивана IV

«Смута» начала XVII в.

2 ЦИКЛ

«Тишайшая» Эпоха Михаила I

«Раскол»

Реформы Петра

Эпоха Великих Императриц

Эпоха сдерживания Николая I

Эпоха реформ Александра II

Эпоха сдерживания Александра III

Эпоха нарастающего конфликта (Николай II)

1 ЦИКЛ

Советский тоталитаризм

Эпоха «оттепели»

«Развитой социализм»

«Перестройка»

2 ЦИКЛ

Эпоха Ельцина

 

 

 

_______________________________________________

Традиционные взгляды на проблемы российского общества зачастую вписывались в две основные парадигмы, уходящие своими корнями в XIX век – «славянофильство» и «западничество». И попытке ответить на вопрос – «куда мы идем на Запад или Восток». На наш взгляд имеет смысл снять драматизм с этого вопроса. И используя сухой социологический анализ разобраться в том, чтобы понять каковы действующие в нашем социуме социальные основы, регулирующие деятельность индивидов и групп, и более широко государства и гражданского общества.

Итак, российская социальная система нами понимается как определенная характеристика российского социума. Как система социальных регуляторов, задающая условия для социального действия индивида.

Одним из важнейших социальных регуляторов российского социума является форма самоорганизации российских индивидов в иерархические сообщества. Отсюда и особенность и государственного устройства и гражданского общества. Однако, фиксируя как факт, иерархическую тенденцию в нашем обществе требуется дать аргументацию, доказывающую, что иерархическая тенденция действительно является долговременным социальным регулятором, социальной основой нашего общества.

Такая аргументация может быть построена при выделении последующих социальных регуляторов. Таковыми на наш взгляд являются поведенческие и этические регуляторы. Они определяют поведение российского индивида. Действуя системно, эти регуляторы обеспечивают адекватную ориентацию индивида в обществе. Рассогласованность же действия этих регуляторов приводит к искажению социальных ориентиров и девиантному поведению индивидов (что можно обозначить как социальная патология).

Нас в данной работе в первую очередь интересует функционирование данных регуляторов в среде государственных служащих. И в дальнейшем необходимо ответить на вопрос в чем причина социальных отклонений, наблюдаемых в деятельности государственных служащих, какие могут быть социальные инструменты для преодоления этих негативных явлений.[К1]