3. СОВРЕМЕННАЯ ЭТИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ ГОСУДАРСТВЕННОГО СЛУЖАЩЕГО.

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 

Структурная составляющая любой системы испытывает влияние системы в целом. Государственная служба, как структурная составляющая, представляет собой элемент целого, поэтому этика государственного служащего отражает этический строй российской социальной системы. Вместе с тем, этическая модель государственного служащего не может быть простым слепком целого. Корпус государственной службы относится к центру социального управления и в силу этого оказывает влияние на форматирование элементов системы, другими словами, корпус государственной службы задает нравственную модель поведения для индивидов, составляющих общество в целом. Таким образом, этика государственной службы объективно отражает сложившуюся нравственную систему и влияет на нее: «только усвоенные и творчески переработанные государственными служащими совокупные нравственные и эстетические ценности, значительно превышающие установленные в каждом обществе жизненные стандарты, позволяют ему занимать подобающий его личности статус». Это усиливается и тем, что население (46%) в большой мере связывает положительные изменения с действиями государственной власти (тогда как на себя полагаются только  30,4% респондентов), при этом 71% опрошенных (по итогам исследования под руководством Ю. Левады в марте 1999 г., посвящённого тенденциям развития личности российского человека за прошедшее десятилетие) считает, что «государство должно заботиться о благосостоянии каждого гражданина». Опираясь на эмпирические материалы и социологический анализ, прежде всего, исследований кафедры «Государственной службы и кадровой политики» РАГС, а также материалы других исследований, опишем этическую модель деятельности государственного служащего и возможные изменения этой модели.

Структурные элементы, описанные выше (цель-идеал, цель-норма, инструментальный идеал, инструментальная норма), необходимо рассмотреть с точки зрения актуальных норм (норм реально действующих, норм сущего), патологии (область дисфункционального, сфера неуправляемого) и функциональной заданности («такая функция должна выполняться»), а также с точки зрения экзистенциальных целей (идеалов).

Экзистенциальный идеал

Опираясь на материалы общероссийских социологических исследований, можно утверждать, что главной экзистенциальной целью чиновников является принцип: «приносить пользу людям и обществу», его отметили в 1996 году 10-12% государственных служащих, в 1997 г. – 26%. Аналогичные данные зафиксированы в Удмуртии при опросе муниципальных и государственных служащих в феврале 2001 г. На вопрос «в чем Вы видите смысл служебной деятельности» 31% респондентов выбрали ответ «приносить пользу людям и обществу», 32% - «работать на благо государства». Углубленные интервью с отдельными респондентами дали возможность уточнить, что «польза обществу» понимается как служение государству. Чиновник воспринимает себя представителем корпорации «государство», которое действует «в интересах общества и людей», поэтому служение государству и есть служение людям. Опрошенные не допускали возможности того, что их действия в интересах государства могут противоречить интересам общества (хотя допускали, что они могут противоречить интересам отдельных людей). Таким образом, экзистенциальный идеал чиновника – «действие в интересах государства», «верность государственным идеалам» (которому имманентно присуще действовать в интересах общества).

В целом в среде государственных служащих не фиксируются идеалы, которые могут оцениваться как дисфункциональные, но по оценке населения, чиновникам свойственно руководствоваться личными, а не государственными интересами. Этот вывод подтверждает опрос (1211 жителей 14-ти субъектов Российской Федерации), в котором 50% респондентов отметили стремление чиновников использовать свое положение в корыстных целях. Некоторая часть населения воспринимает государственную службу как сферу реализации личных потребностей, на что указывает следующий факт – 31% опрошенных хотели бы, чтобы их дети были чиновниками, мотивируя это тем, что так легче решить личные проблемы. Несовпадение в понимании экзистенциального идеала является причиной неадекватной ориентации индивидов при выборе деятельности и в конечном итоге ведет к «падению» нравственности. 25% респондентов указывают на то, что нравственный уровень современных чиновников понизился, 30% полагают, что советские чиновники имели более высокий уровень нравственности.

Снижение нравственного уровня чиновничества можно ожидать и в будущем до тех пор, пока в обществе не сформируется представление об экзистенциональном идеале государственного служащего.

Экзистенциальные нормы

Осуществление экзистенциального идеала связано с функционированием идеальных норм, являющихся самими по себе ценностями социума. Государственная служба функционально задает требование «проводить в жизнь государственную политику, т.е. представлять государство; действия государственного служащего подчинены воле и законам государства, не предполагают проявления самостоятельности и индивидуальной воли [курсив автора – Н.З.]», а значит, «в профессии государственного служащего есть элементы объективно обусловленного социального: иерархическая подчиненность, законопослушность, корпоративность, верность государственным идеалам». Именно данные установки и определяют нормы-идеалы государственной службы.

В целом как норму-идеал выделим «добросовестный профессиональный труд». Между тем, как фиксируется в многочисленных исследованиях кафедры «Государственной службы и кадровой политики» РАГС, критерии оценки добросовестного труда чиновников зачастую носят субъективный характер. Качество исполнения данной нормы определяется в первую очередь только руководителем, поэтому существует необходимость в выработке единых норм и создании «Кодекса государственной службы» (на это указывают 61,5% респондентов), институциализация которого может быть осуществлена «специальным федеральным органом по вопросам государственной службы» (63,5%).

Отсутствие единой системы оценки добросовестности и профессионализма приводит к негативным феноменам (безынициативность, равнодушное отношение к служебным обязанностям, бюрократизм, волокита, коррумпированность, имитация деятельности и т.п.)

Инструментальные цели

Для того чтобы индивид действовал в соответствии с экзистенциальными нормами и идеалами, необходимо, чтобы его личные цели соответствовали этим идеалам (как маленькая матрешка соответствует большой). Личные цели индивида определяются его мотивацией. Наиболее типичными мотивами чиновников, по данным исследований, являются: «перспективы профессионального роста» – отмечают 50% опрошенных, «желание больше зарабатывать» – 44%, «стремление занять достойное место в обществе» – 41%, «реализовать себя в управлении» –31%. Данные мотивы являются типичными для любого индивида и не противоречат идеальной норме, ориентирующей индивида на профессионализм. По мнению Р.Мертона, сами по себе индивидуальные цели не могут быть аномийными или полезными, важно не то, к чему стремится индивид, а какими средствами он пользуется. Поэтому высоко значимы инструментальные нормы, которыми руководствуется индивид при достижении личных целей.

Инструментальные нормы

Общие требования к чиновнику сформулированы по результатам социологических исследований:

1. Делать все во время;

2. Не болтать лишнего;

3. Быть любезным, доброжелательным, терпимым;

4. Думать о других, а не только о себе;

5. Одеваться, как положено;

6. Говорить и писать хорошим языком;

7. Уметь слушать своего собеседника.

Данные нормы следует понимать как внешние. Заметим, что они не страхуют от аномийных действий, поэтому необходимо понимание внутренних инструментальных норм, соответствующих сложившимся в российском обществе принципам взаимодействия. Внутренним системообразующим принципом для российского чиновника является, как и для других российских индивидов, принцип «будь, как все» и подчиненность групповым регуляторам поведения (взаимообщение, взаимонаблюдение). Это предполагает «открытость» мотивов индивида для коллектива и отсутствие у индивидов «черезмерных» мотивов, не принимаемых группой. «Закрытость» индивида или допустимость группой «закрытости» индивида может служить основой нелояльности индивида к группе (действия А. Руцкого как вице-президента, Н. Ганзы как премьер-министра Удмуртии), следствием чего может быть конфликт. Аналогично ведет к конфликту и «чрезмерность» мотивации. Именно поэтому в групповом взаимодействии сложилось негативное отношение к «карьеристам» и «рвачам», что косвенно подтверждают исследования: «отрицательное отношение складывается и к добросовестным людям, которые стремятся сделать карьеру на государственной службе (отметили 50% экспертов и 45% респондентов).

_____________________________________________________

Современная этическая модель государственной службы представляет на сегодняшний день синкрет этических основ западного и российского общества, следствием чего являются негативные формы деятельности госслужащих. Вместе с тем концептуально определена оптимальная этическая модель – системное статичное построение сложившихся к настоящему времени этических и поведенческих элементов, необходимых для того, чтобы государственная служба давала синергийный эффект. Чтобы эта модель оказалась действующей (динамичной), необходим поиск средств преодоления аномий. Поэтому, если этическая модель представляет собой статичное описание мотивационного механизма индивида, то необходимо исследование динамичных характеристик, заключающихся в понимании того, как осуществляется организация социальной энергии.