2. ОСНОВЫ РОССИЙСКОЙ СОЦИАЛЬНОЙ СИСТЕМЫ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 

В настоящее время вместе со сменой календарной эры, приходом третьего тысячелетия, человечество вступило в новую эпоху, связанную с глобальными изменениями в экономике, политике, культуре. В России этот процесс протекает на фоне социальных изменений, произошедших в последнее десятилетие. Сегодня наше общество стало открытым к принятию нравственных ценностей, политических норм и технологических инноваций других культур. Открытость общества вместе с положительными результатами принесла и негативные последствия, которые проявились в дезинтеграции общества (несогласованность культурных целей; противоречие целей общества и целей индивидов; конфликт целей и институциональных средств их достижения), ее следствием явилось противостояние друг другу социальных групп, общественных сил, что привело к нестабильности общества и социальным катаклизмам.

Зачастую преодоление дезинтеграции в российской истории осуществлялось в ходе борьбы как «победа» одной из социальных сил, в результате которой либо принимались ценности иной культуры и, тем самым, осуществлялась насильственная инновация общества, либо, наоборот, отвергались «новые» ценности и общество также насильно консервировалось, закрываясь от внешнего влияния. В настоящее время следствием противостояния сил может явиться, как и прежде, борьба и возвращение истории «на круги своя», либо в результате социальной рефлексии кризисного положения будет выработан кардинально иной способ его разрешения. В этом и состоит современный ракурс проблемы, фокусируемый в комплекс вопросов: «сохранит» ли Россия «свое лицо», несмотря на кризисные трансформации всего общества; останется ли в результате этих трансформаций нечто неизменное; может ли это неизменное служить основой для позитивного взаимодействия российского общества с другими культурами или, напротив, оно будет препятствием; существуют ли социально приемлемые способы преодоления этого препятствия.

Одним из важнейших аспектов социальной рефлексии является постижение механизма согласования целей общества и целей индивида, способов регуляции обществом ценностных устремлений индивидов. И особенно это важно в сложившейся системе государственной службы, которая является, с одной стороны, «слепком» российского общества, а с другой стороны, «образцом» и «модельным примером» для отдельных российских сообществ.

Итак, российское общество стоит перед альтернативой: либо борьба, либо социальная рефлексия, заключающаяся в постижении обществом своих неизменных основ. Некогда Архимед, утверждал, что если ему дать точку опоры, он перевернет весь мир. Опора, основа - это действительна та исходная, неизменная точка, оттолкнувшись от которой можно начать позитивные изменения. В глобальном смысле - это движение к гуманистическим идеалам и ценностям, в практическом - это реформирование общества и создание его эффективно действующих структур (экономики, государства, гражданского общества и т.п.). Однако, движение к цели и ее достижение возможно только в том случае, если определена исходная точка. Именно от нее отталкивается общество для своего дальнейшего движения. Не определив исходных основ, не возможно приблизиться к цели. Отсутствие опоры приведет к «пробуксовке» механизма социального движения.

В этой связи ключевым понятием для данной работы является «социальная основа». Основа, в данном случае, – это константа состояния, не зависящая от изменения как условий существования, так и системы координат. Исходя из этого «социальная основа» должна предполагать неизменность некоего социального феномена, какое бы действие на него ни оказывали те или иные факторы. Однако вряд ли найдется хоть одно социальное явление, соответствующее такой дефиниции. Социальные феномены обладают высокой изменчивостью, пластичностью. На смену одним приходят другие. И в этом постоянном потоке социальной изменчивости довольно трудно найти основы. Между тем, социальное движение, имеющее высокое непостоянство, не является исключительно хаотическим движением. В социуме постоянно проходят процессы как разупорядочения, так и упорядочения, поэтому социум и сохраняет свою целостность, представляя собой социальную систему, характеризующуюся:

комплексностью (представляет собой сложное образование, имеющее разнообразные элементы);

целостностью (взаимодополняющая «работа» элементов обеспечивает слаженность и единство всего комплекса);

взаимосвязями и взаимоотношениями элементов;

структурностью (определенный строй элементов, порядок их взаимодействия);

определенностью, или противостоянием среде.

Поддержание собственной целостности системами достигается в процессе самоорганизации. «Спонтанное образование систем из не связанных на данном отрезке времени элементов или непроизвольное внутреннее упорядочение понимается как самоорганизация» (данное определение профессора В.Л.Романова созвучно представлениям автора и является необходимым рабочим определением для данной работы). В общем смысле социальное движение тождественно процессу социальной самоорганизации. Социуму, как самоорганизующейся (диссипативной) системе, свойственно динамичное упорядоченно-хаотичное состояние. В процессе самоорганизации те только постоянно изменчив, но и упорядочен. Упорядоченность социума достигается за счет того, что самоорганизация предполагает свое регулирование. В этом смысле упорядоченность и регулирование – тождественные понятия. Социальная система, находясь в изменчивом состоянии самоорганизации, вынуждена неизменно упорядочивать себя, регулировать. В этом смысле социальные регуляторы - и есть неизменные социальные основы.

Однако постоянство социальных регуляторов весьма относительно. Они также изменчивы при константности генеральных функций, которые были определены в начале века А.А. Богдановым: консервативный подбор (или сохранение), подвижное равновесие (или баланс изменения и сохранения), прогрессивный подбор (или обновление). Регуляторы, говоря образно, подбирают строительные элементы общества и, имея определенную социальную форму, могут изменяться или заменяться другими. Признавая изменчивость конкретных форм регуляторов, необходимо отметить, что консервативный подбор должен пользоваться такими формами, которые могут существовать долговременнее, нежели формы поддержания равновесия или прогрессивного подбора. То есть трансформация формы регулирования, выполняющей функцию консервативного подбора равнозначна замене данной функции.

Таким образом, социальные основы есть социальные регуляторы консервативного подбора, действующие как долговременные формы социальной упорядоченности.

Консервативный подбор как определенная социальная функция присущ любой системе, в том числе и социальной. И существует с момента его возникновения. Вместе с тем, конкретные формы социального регулирования, опредмеченные в определенных социальных структурах, институтах и т.п. достаточно изменчивы. К примеру, за последние полтора столетия сменились институты социального регулирования, а вместе с тем изменялись и взгляды социологов. В свое время О. Конт в качестве «социальных основ» полагал государство, религию и семью – определенные, социальные структуры, осуществляющие столь же определенные социальные функции. В дальнейшем, через столетие Т. Парсонс описывает основы социальной системы с точки зрения ее структуры и функций, предложив структурные элементы (блоки): 1). адаптация, 2). достижение цели, 3). интеграция и 4). латентности. В 60-годы концепция Т.Парсонса подверглась критике, по мнению Ч. Миллза, ее главная слабость в том, что она не может объяснить социальных изменений. В этом заключается познавательный парадокс – исследование социальных основ общества лишает ученого возможности объяснять социальные изменения. Особенно сложно объяснить основы обществ, в которых происходят сложные динамические процессы, связанные с коренными преобразованиями. Концентрируя внимание только на основах, исключая возможность изменчивости, мы должны признать, что в ХХ веке на севере Евразии, сменяя друг друга, существовали три несхожие социальные системы – Российская Империя, Советский Союз и Российская Федерация, имеющие различия:

в экономическом плане (типы хозяйствования):

Российская Империя – помещичье хозяйство, капиталистическое хозяйство, мелкотоварное хозяйство;

СССР - преимущественно государственная собственность (социалистическое хозяйство);

Российская Федерация (очень трудно определить тип хозяйствования, т.к. он не соответствует ни одному из известных форм) назовем его условно – «приватизированное» хозяйствование;

в политическом – также различные формы и режимы;

при этом наблюдается особая специфика – функция интеграции и поддержания порядка чаще всего сливаются вместе и реализуются через одни и те же институты. Так, например, в Российской Империи выполняла православная церковь, как структурный блок государственного управления. В СССР эти функции, а также и функцию целевую (политическую) осуществляла КПСС, являясь иерархическим центром государства.

Таким образом, социальные системы России – монархическая, советская и современная, с точки зрения подхода Т. Парсонса, различны не только по разности функций, их содержательному характеру, но и по их структурной композиции. Следовательно, для того чтобы описать Российский социум, необходим несколько иной взгляд на понимание социальной системы нежели подход О.Конта, отчасти Э.Дюркгейма, Т.Парсонса, которым свойственно описывать субстрат системы с точки зрения структур и функций. Но чтобы понять социум, имеющий сложную историческую кривую развития одного субстратного (струкурно-функционального) подхода оказывается недостаточно. Дело в том, что историческая изменчивость приводит к утрате тех или иных социальных структур, трансформации элементов социума, но при этом сохраняется нечто единое, общее, неизменное, недопускающее полного развала социума при самых драматичных коллизиях и сохраняющее «неповторимый лик» культуры в периоды расцвета.

На наш взгляд, подход к пониманию обществ, имеющих сложную историческую динамику, должен основываться на субстанциальном подходе, который предполагает не описание содержания социальной системы, ее структуры, а характеризует ее социальные основы, социальные регуляторы, существующие как относительно неизменные связи и отношения. Именно поэтому структура социума, как и ее субстрат, остается за рамками нашего исследования, интерес которого составляет субстанциальная сторона социальной системы, раскрывающаяся в связях и отношениях, приобретающих для социума характер «неделимых» и «неуничтожимых» основ, обеспечивающих его устойчивость.

В этой связи социальная система понимается как определенное поле социальных координат, образующееся как объективный результат функционирования социума и задающее индивиду сферу его действия: функционирования, развития, взаимодействия, мотивации, социальной ориентации и т.п. Сложившись, эти координаты закрепляются в особенностях, стереотипах поведения и мышления отдельных индивидов. Поэтому два индивида оказавшись вне пределов своего социума, взаимодействуя друг с другом, в состоянии воспроизвести модель своего социума. Однако стоит признать, что отдельный индивид, оказавшись в иной социальной системе, будучи в нее включен, вынужден будет адаптироваться к ее.

Российская социальная система, понимается нами как система – долговременных социальных регуляторов, задающих условия социальной деятельности индивидов.