КЛАССИЧЕСКИЙ ЭТАП

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 

На протяжении всего XIX в. социология быстро развивается. Уже на

рубеже XIX-XX вв. она превращается в общепризнанную науку. К. Маркс,

Э. Дюркгейм, Ф. Теннис, М. Вебер, Г. Зиммель и другие мыслители

оказали в этот период решающее воздействие на формирование

социологии как науки. Социология обретает свой специфический предмет

исследования и методы познания. Появляется большое количество теорий,

методик, направлений и школ внутри социологии. С конца XIX в.

социология становится университетской дисциплиной. Первая кафедра

социологии была открыта в Чикагском университете А. Смоллом в 1892 г.

В 1984 г. в Париже состоялся первый конгресс Международного института

социологии. Начинают выходить социологические журналы, появляются

первые центры социологических исследований – Лондонское

социологическое общество (1903), Американское социологическое

общество (1905), Немецкое социологическое общество (1909) и т.д.

В классический период своего становления социология обогатилась

многими теориями и учениями.

К. Маркс (1818-1883), Ф. Энгельс (1820-1895) свое понимание

сущности человека и общества называли историческим материализмом,

чтобы подчеркнуть отличие своих взглядов от идеалистических и

метафизических (натуралистических) взглядов на историю. Они

подчеркивали, что исследование исторического процесса надо начинать с

изучения жизни реальных людей с их потребностями и интересами,

находящихся во взаимном общении и взаимодействии. Совокупность

общественных связей и отношений и образует то или иное общество.

Личность в марксизме трактуется как «совокупность всех общественных

отношений». Таким образом, «сведение индивидуального к социальному»

является важнейшим принципом марксистской социологии и считается

главным условием объективного анализа человеческой истории.

Марксизм не отрицает роли идей и отдельных личностей в истории,

однако настаивает на изучении материальной основы и материальных

мотивов человеческой деятельности. Согласно материалистическому

пониманию истории, определяющую роль в жизни общества играет способ

производства материальных благ, благодаря которому удовлетворяются

различные потребности людей. В основе общества лежат не идеи, как

считали идеалисты, а материальные производительные силы (человек,

средства производства) и соответствующие им производственные

отношения (отношения людей в процессе производства). Характер

последних проявляется в общественном разделении труда и конкретной

форме собственности. Существование людей предопределяется не только

окружающей средой (природой), как всего животного мира, но и

определенным способом материального производства. Последовательная

смена этих способов производства и кладется марксизмом в основу

периодизации истории.

Для объяснения макросоциологических изменений был предложен

закон соответствия производственных отношений уровню и характеру

развития производительных сил. В соответствии с этим законом прогресс в

орудиях труда приводит к смене производственных отношений (в

частности, форм собственности на основные средства производства) и

надстроечных явлений (форм государственного устройства, идеологий и

т.д.). Марксизм подчеркивает главенствующее значение социально-

экономической структуры в общественной жизни: среди всех

общественных отношений в качестве главных выделяются материальные

отношения, складывающиеся и проявляющиеся независимо от сознания и

воли людей (экономические и производственно-технологические

отношения). Над ними надстраиваются идеологические отношения,

складывающиеся сознательно (политические, правовые,

конфессиональные и др.).

Марксизм широко использует понятие «общественно-экономическая

формация» для обозначения конкретно-исторического типа общества с

присущими ему способом производства, социально-классовой структурой,

политической системой и духовной сферой. Каждая общественно-

экономическая формация (первобытнообщинная, рабовладельческая,

феодальная, буржуазная, коммунистическая) является определенным

историческим этапом в развитии человечества и одновременно

представляет собой социальную систему. Системообразующим элементом

такой социальной системы является способ производства. Социальная

история представлена в марксизме как естественно-исторический процесс,

основанный на последовательной и закономерной смене общественно-

экономических формаций.

Объективные закономерности развития общества проявляются в

классовой борьбе как главном источнике перехода от одной общественно-

экономической формации к другой. Таким образом, К. Маркс и Ф. Энгельс

стали одними из основателей конфликтологического направления в

социологии. С точки зрения марксизма, социальные противоречия и

конфликты – это не временное и локальное, а постоянное и повсеместное

состояние общественной жизни. Они пронизывают все общество и все его

структурные элементы: в экономике – это конфликт между постоянно

растущими производительными силами и отстающими от них на

определенном этапе производственными отношениями, в социально-

политической сфере – это борьба классов и идеологий.

К. Маркс и Ф. Энгельс сформулировали одну из первых концепций

стратификации в виде социально-классовой теории. Классовый подход к

анализу общественной жизни был положен в основу социального анализа.

Так, они выделяли в качестве главного элемента социальной структуры

общества те или иные классы, борьба между которыми составляет

основное содержание всей социальной жизни данной эпохи. Каждой

общественно-экономической формации (кроме первобытнообщинной и

коммунистической) присущи свои классы – основные и неосновные.

Например, в эпоху К. Маркса и Ф. Энгельса в качестве основных классов

определялись буржуазия и пролетариат (в рабовладельческую эпоху –

рабы и рабовладельцы, при феодализме – феодалы и крестьяне). Борьба

классов в виде восстаний и политических революций предстает как

проявление глубинной социальной революции, которая разворачивается по

закону соответствия характера производственных отношений уровню

развития производительных сил.

Материалистическое понимание истории позволило марксизму

выделить экономическую жизнь общества, раскрыть ее место и роль в

социальной жизни, однако это часто сопровождалось недооценкой

духовных факторов общественного развития. Марксистское учение о

классах и классовой борьбе позволило лучше понять социальную

динамику, но одновременно невольно сводило всю социальную историю к

истории борьбы классов. Акцент на противоречиях и конфликтах, с одной

стороны, позволил выявить и описать мощный источник общественного

развития, подчеркнуть место и роль социальных революций в истории, а с

другой – привел к недооценке эволюционных форм социального развития,

к отрицанию роли социального единства и согласия.

Э. Дюркгейм (1858-1917) – французский философ и социолог,

представитель социологического позитивизма конца XIX – начала XX вв.

Он продолжил разработку теории общества как единого социального

организма. Им разработаны методология и методы социологических

исследований, что позволило подвести под социологические теории

эмпирическую базу. С именем Э. Дюркгейма связывают введение в

социологию термина «прикладная социология». Иногда его называют

истинным основателем научной социологии.

С точки зрения Э. Дюркгейма, общество является результатом

взаимодействия индивидов, однако, раз возникнув, общество уже

существует как самостоятельная реальность, воздействует на индивидов и

обладает специфическими свойствами. Например, при рождении индивид

находит готовые законы и обычаи, правила поведения, язык и т.д.,

функционирующие независимо от него. Эти образы мыслей и действий,

факты коллективного сознания (коллективные представления) существуют

самостоятельно, т.е. объективно. Общество как реальность как бы

сосуществует рядом с индивидами и детерминирует их действия.

Общество не сводится к простой сумме составляющих его индивидов, а,

наоборот, приоритетно по отношению к ним.

Э. Дюркгейм одним из первых попытался теоретически обосновать

специфический предмет социологии. По его мнению, предметом

социологии является особая реальность, которой до сих пор не занималась

ни одна из существующих наук. Ее основу составляют социальные факты,

которые нельзя свести к физической, психологической и иной реальности.

Главными признаками социальных фактов являются: 1) объективное,

независимое от индивида, существование и 2) способность оказывать на

индивида принудительное давление. С точки зрения Э. Дюркгейма,

социальная действительность также «реальна», как и природная

реальность и поэтому подчиняется определенным законам. При этом

Э.Дюркгейм требовал объяснять «социальное социальным», что означало

применение специфического социологического метода: «социальные

факты нужно рассматривать как вещи», т.е. изучать их не путем

интроспекции, а извне, через внешние признаки.

Существуют два вида социальных фактов:

1) «морфологические» социальные факты (плотность населения, частота

и интенсивность контактов, наличие путей сообщения и т.п.);

2) «духовные» социальные факты – «коллективные представления»

(религия, мораль, право и т.д.).

Основным способом существования социальных фактов являются

социальные институты, поэтому Э. Дюркгейм дает следующее

определение социологии: «Социологию… можно определить как науку об

институтах, их генезисе и функционировании». Любые социальные факты

надо изучать статистически.

В своих исследованиях Э. Дюркгейм сочетал эволюционистский и

структурно-функциональный подходы к изучению социальных явлений.

Первый подход нашел свое применение в типологии обществ, в понимании

сложных обществ как комбинации простых, в объяснении социальных

институтов посредством обращения к их «элементарным» формам. Второй

– нашел свое проявление в разработке сруктурно-функционального

анализа. При этом под функцией он понимал соответствие того или иного

явления определенной потребности социальной системы.

Идея социальной солидарности является центральной социологической

идеей, которая проходит через все творчество Э. Дюркгейма. Ее решение

связано с ответом на главный вопрос: «Каковы те связи, которые

объединяют людей друг с другом?». Работа Э. Дюркгейма «О разделении

общественного труда» (1893) посвящена этой теме. Он прослеживает

влияние общественного разделения труда на социальную солидарность

людей в обществе. При этом он отталкивается от идеи двух типов

общества – традиционного и современного. Он вводит и описывает два

типа солидарности, которым соответствуют две формы общественной

организации:

1. Механическая солидарность – это солидарность вследствие сходства:

индивиды подобны друг другу и взаимозаменяемы. Такой тип

солидарности существует в примитивных, архаических обществах. В

подобных обществах господствует репрессивное право. Таким образом,

механическая солидарность основана на полном растворении

индивидуального сознания в коллективном сознании.

2. Органическая солидарность – это такая сплоченность коллектива,

которая вырастает из общественного разделения труда, дифференциации

членов сообщества. Здесь уже индивиды отличаются друг от друга,

существует автономная воля и индивидуальное решение. В подобных

обществах уже господствует кооперативное право, кооперация и

сотрудничество. Коллективное сознание здесь носит не всеобъемлющий

характер, так как индивидуальное сознание становится относительно

самостоятельным и активно участвует в коллективной жизни.

С точки зрения Э. Дюркгейма, социальная солидарность в любом

сообществе – это главное, что цементирует и сплачивает человеческий

коллектив. При этом в ходе человеческой истории смена этих двух типов

социальной солидарности предстает как закономерность, в основании

которой лежит разделение труда. Само разделение труда, или социальная

дифференциация, есть результат сочетания двух явлений (причин): 1)

увеличение объема общества (рост числа индивидов на данной площади) и

2) увеличение материальной и моральной плотности общества

(интенсификация обменов и коммуникаций). Чем больше индивидов

пробуют жить вместе, тем сильнее их борьба за существование. Однако

общественная дифференциация как раз и есть тот мирный способ, с

помощью которого в обществе разрешается данная проблема.

По С. Люксу Механическая солидарность Органическая солидарность

Морфо-

логическая

(структурная)

основа

Основана на сходствах

Преобладает в неразвитых обществах

Сегментарный тип (на клановой и

территориальной основе)

Слабая взаимозависимость

(относительно слабые социальные

связи)

Относительно малый объем населения

Относительно низкая материальная и

моральная плотность

Основана на разделении труда

Преобладает в развитых обществах

Организованный тип (слияние

рынков и рост городов)

Большая взаимозависимость

(относительно сильные социальные

связи)

Большой объем населения

Относительно высокая

материальная и моральная

плотность

Типы норм,

воплощенные в

праве

Правила с репрессивными санкциями

Преобладание уголовного права

Правила с реститутивными

(восстанавливающими) санкциями

Преобладание кооперативного

права (гражданское,

адиминистративное,

конституционное)

Формальные

признаки

коллективного

сознания

Большой объем

Высокая интенсивность

Высокая определенность

Абсолютная власть группы

Малый объем

Низкая интенсивность

Низкая определенность

Большой простор для

индивидуальной инициативы и

рефлексии

Содержание

коллективного

сознания

Высокая степень религиозности

Трансцендентность (господство над

интересами человека и

беспрекословность подчинения)

Приписывание высшей ценности

обществу и интересам общества как

целостности

Конкретность и детальный характер

Возрастающая светскость

Ориентированность на человека

(связь с интересами человека и

открытость для обсуждения)

Придание высшей ценности

достоинству индивида, равенству

возможностей, трудовой этике

Абстрактность и общий характер

Решающую роль в деле социальной интеграции Э. Дюркгейм отводил

идеалам и верованиям («коллективным представлениям»). «Коллективное

сознание» выступает как источник и регулятор общественной жизни и

общественного развития. Общество для индивида выступает как Бог.

Коллективные представления – это эмоционально окрашенные общие

верования и идеи. С его точки зрения, не индивид, а общество является

носителем чувств и представлений. Особенно сильным коллективное

сознание является в примитивных обществах. Здесь его могущество

связано с всеобщей распространенностью: оно покрывает большую часть

любого индивидуального сознания. При органической солидарности сфера

бытия коллективного сознания сокращается, в результате чего

расширяется зона индивидуальной интерпретации социальных

закономерностей.

В работе «Самоубийство» (1897) Э. Дюркгейм продолжает

анализировать общество с социологической точки зрения. Наряду с

нормальным разделением труда он отмечает в истории общества и

«ненормальные формы разделения труда». Одной из таких форм является

«аномия» – отсутствие четкой моральной регуляции поведения людей.

Термин «аномия» закрепился в социологии и социальной психологии и

является одним из ведущих в них.

Аномия (буквально – безнормность, беззаконие) – это такое состояние

общества, когда часть членов общества, зная о существовании

обязательных норм, нарушают их или относятся к ним равнодушно. Э.

Дюркгейм ищет объяснение аномии в неразработанности правил или в их

нарушении. Он одни социальные факты (самоубийства) объясняет с

помощью других социальных фактов, не прибегая к психологическим или

биологическим понятиям. Собрав обширный фактический материал, Э.

Дюркгейм показал и доказал, что число самоубийств в разных социальных

группах неодинаково (у католиков их меньше, чем у протестантов; у

горожан больше, чем у сельчан и т.п.). Э. Дюркгейм соотносит уровень

самоубийств с уровнем интеграции (солидарности, сплоченности)

общества: чем выше уровень интеграции, тем ниже уровень самоубийств,

и наоборот, – чем выше уровень аномии, дезорганизации общества, тем

выше уровень самоубийств.

М. Вебер (1864-1920) – немецкий социолог и политолог, широко

известный своими работами в области социологии, политологии и

религиоведения: «Хозяйственная этика мировых религий» (1916-1919),

«Политика как профессия» (1919), «Хозяйство и общество» (1921).

Отправной пункт в социологии М. Вебера – действующий человек,

который представляет собой «атом социальных наук». М. Вебер

определяет социологию как науку, которая занимается изучением

социального действия. Социология «понимает» социальное действие и тем

самым стремится объяснить его причину. При этом понимание означает

познание действия через объяснение его субъективного смысла. Вместе с

«субъективным смыслом» представляется все многообразие идей,

идеологий, представлений и т.п., регулирующих и направляющих

человеческую деятельность. В силу этого взгляды М. Вебера называют

«понимающей социологией».

Основные категории понимающей социологии – поведение, действие и

социальное действие. Согласно Веберу, поведение – всеобщая категория

деятельности. Деятельность становится действием, если действующий

связывает с ним субъективный смысл. Действие становится социальным

действием, когда подразумеваемый смысл соотносится с действиями

других людей и на них ориентируется. При этом выделяется два главных

признака социального действия:

1. Рациональность, осознанность. Действие социально, «если и

поскольку действующий или действующие связывают с ним некоторый

субъективный смысл». 2. Ориентация на поведение других. Действие

социально, если оно «отнесено к поведению других и этим ориентировано

в своем протекании». В соответствии с критерием осознанности М. Вебер

выделил четыре вида социального действия.

1. Целерациональное действие – «модель» человеческого действия.

Здесь осознаны как цели, так и средства. Это такое действие, которое

характеризуется ясностью и однозначностью осознания субъектом своей

цели, соотнесенной с рационально осмысленными средствами по их

достижению. Это действие подразумевает также ясное представление

результатов действия. Таким образом, целерациональное действие это как

бы полностью рациональное действие. Этот тип действия наиболее развит

в экономической сфере.

2. Ценностно-рациональное действие основано на вере в безусловную

ценность самого действия, безотносительно к его результатам. В

ценностно-рациональном действии человек движется к цели, соизмеряя

средства не только с внешним миром, но и со своими субъективными

ценностями – этическими, эстетическими, религиозными. Чисто

ценностно-рационально действует тот, «кто, не считаясь с предвиденными

последствиями, действует в соответствии со своими убеждениями и

выполняет то, чего, как ему кажется, требуют от него долг, достоинство,

красота, религиозное предписание или важность какого-либо дела». Это

тип действий Христа. По сравнению с предыдущим типом действия, здесь

присутствует неполная осознанность, так как сознание предопределено

ценностью (а ценность не поддается критическому осмыслению).

3. Традиционное действие основано на привычке к определенным

действиям. Такое действие не опосредовано целеполаганием. Это почти

автоматические действия, ориентированные на привычное,

повторяющееся. Субъект поступает по традиции, и ему нет нужды ставить

перед собой цель, определять ценности и испытывать эмоциональное

возбуждение. Это действие, формируемое на основе подражания тем или

иным образцам поведения, закрепленным в культурной традиции и не

подлежащим рациональной критике.

4. Аффективное действие. Здесь доминантой действия является

эмоциональное состояние субъекта (страсть, страх, гнев). Поступок

определяется не целью или системой ценностей, а эмоциональной

реакцией субъекта в определенных обстоятельствах. Основная функция

такого социального действия – снять напряжение. Такой тип действия

обычно присущ людям в толпе, на митинге и т.д. Поведение с

аффективным типом действия находится на границе осмысленного

действия, за пределами которого поступок перестает быть социальным.

Только ценностно-рациональное и целерациональное действия являются

социальными действиями в веберовском понимании.

Как отмечает М. Вебер, описанные четыре идеальных типа действия не

исчерпывают собой всего многообразия человеческого поведения, однако

их можно считать самыми характерными.

М. Вебер расположил четыре типа социального действия в порядке

убывания рациональности, так как, с его точки зрения, рационализация

социального действия является тенденцией самого исторического

процесса. При этом главная тенденция рационализации социального

действия и взаимодействия состоит в следующем. В традиционных

обществах люди подчинялись нравам и обычаям, а в современном

обществе они следуют собственным потребностям и интересам. Кроме

того, происходит постепенное вытеснение ценностно-рационального

поведения в пользу целерационального, при котором уже верят не в

ценности, а в успех. Рационализация общественной жизни

рассматривается М. Вебером как судьба западной цивилизации.

Возрастание роли целерационального действия проявляется прежде всего в

экономике, политике, науке и культуре. Так, проникновение науки во все

сферы общественной жизни есть свидетельство универсальной

цивилизации современного общества. Современный индустриальный тип

общества отличается от традиционных тем, что в нем господствует

формально-рациональное начало. Движение к формальной реальности –

это движение самого исторического процесса.

М. Вебер прослеживает возрастание рациональности в жизни общества

на примере самых разных сторон общественной жизни. В политической

сфере он выделяет типы господства (легальный, традиционный и

харизматический) и виды политического лидерства в соответствии со

своей трактовкой социального действия (легальный, традиционный и

харизматический). В религиозной сфере формулирует закон, согласно

которому степень рационализации общественной жизни обратно

пропорциональна силе влияния религии (происходит постепенная

десакрализация общественной жизни). Именно действия в экономической

сфере свидетельствуют о неуклонной рационализации общественной

жизни.

Социология М. Вебера включает в себя не только концепцию

понимания, но и учение об идеальном типе, а также постулат свободы от

ценностных суждений.

Идеальный тип – некая идеальная модель того, что наиболее полезно

человеку и объективно отвечает его интересам, сущность оптимальных

общественных состояний (власти, межличностного общения и т.д.). Идея

идеального типа была вызвана необходимостью выработки понятийных

конструкций, которые помогают исследователю ориентироваться в

многообразии эмпирического материала. Идеальный тип фиксирует

«культурный смысл» того или иного социального явления и выполняет

эвристическую функцию в научном исследовании.

Свобода от ценностных суждений. М. Вебер разграничивает два

интеллектуальных акта – отнесение к ценности и оценку. Отнесение к

ценности – это перевод индивидуального впечатления о каком-либо

явлении в объективное и общезначимое суждение. Такой перевод отвечает

требованию, что наука об обществе должна быть свободна от оценочных

суждений. Однако это не означает, что каждый ученый должен отказаться

от собственных оценок и вкусов, т.е. оценки явлений. Тезис о неизбежной

связи познания с ценностями и интересами исследователя приводит М.

Вебера к понятиям познавательного интереса, ценностной идеи и интереса

эпохи. Познавательный интерес предопределяет выбор и способ изучения

эмпирического объекта. Ценностная идея определяет специфический

способ мировидения (социокультурный контекст научного исследования).

Интерес эпохи – это более устойчивое и объективное, чем просто личный

интерес того или иного исследователя, но одновременно это нечто более

субъективное, чем неокантианская «ценность» (надысторический интерес).

В каждый исторический период какая-либо из ценностей является

определяющей в познании. Идеи и интересы, которые определяют

направленность и цели исследования, изменяются, что и находит свое

выражение в идеальных типах. Таким образом, идеальный тип есть

«интерес эпохи», который выражен в виде какой-либо теоретической

конструкции. Идеальный тип не извлекается из эмпирической реальности,

а конструируется как теоретическая схема, но в виде «утопии». Такие

понятия, как «капитализм», «христианство», «экономический обмен» и

т.п., по М. Веберу, представляют собой идеально-типические конструкции,

которые создаются для интерпретации индивидуальных исторических

явлений. При этом идеальный тип выполняет функцию типизации, а не

описания закономерных связей.