Глава 43

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 

Кристина спрашивает у дамы Разума,

присуще ли женщинам естественное благоразумие,

и дама Разума ей отвечает

И я, Кристина, сказала ей: "Госпожа моя, воистину я теперь ясно вижу, что Господь — да будет славен он в веках! — соблаговолил одарить разумных женщин способностью по­знавать, понимать и хранить в памяти все до­ступные уму вещи. Знаю, что немало есть лю­дей со столь проницательным умом, что они могут изучить и понять все представляющееся их взору; есть немало и столь сообразитель­ных и быстрых на обобщения, что любая об­ласть знания открыта для них, и благодаря страсти к наукам они обретают необычные познания. Но я недоумеваю, когда известные ученые, даже наиболее сведущие и именитые, проявляют столь мало благоразумия в своих нравах и поступках. Ведь науки, преподавае­мые в школах, несомненно, учат и помогают быть добродетельным. Если вы не возражаете, госпожа моя, я была бы рада услышать от вас, способен ли женский ум, который, как я понимаю благодаря вашим разъяснениям и собственному опыту, вполне может пости­гать и усваивать сложные предметы школь­ных наук, столь же быстро овладевать тем, чему учит благоразумие. Иначе говоря, в состоянии ли женщины рассуждать о том, что можно делать и чего нельзя, усвоив при­меры из прошлого и собственной жизни, и обрести таким образом мудрость, необ­ходимую для повседневной жизни, и преду­смотрительность в отношении будущего? Как мне кажется, всему этому учит именно благо­разумие".

"Ты права, — сказала она, — но благоразу­мием, которое ты упоминаешь, наделяет При­рода, и одних более, а других менее щедро. Однако люди не получают от Природы знаний, которые могли бы совершенствоваться одно­временно с природным благоразумием в тех, кто им обладает. А развивать в себе оба этих качества намного сложнее и труднее, чем толь­ко одно из них. Поэтому я считаю, что человек, наделенный природным благоразумием, кото­рое я называю также природным рассудком, и приобретший благодаря ему еще и знания, достоин особой хвалы за свое совершенство. Но часто люди, как ты сама заметила, имея одно из этих качеств, не обладают другим, поскольку одно является даром божьим, ниспосланным через природу, а другое при­обретается долгим учением, и оба они явля­ются благом. Некоторые предпочитают природный рассудок, пренебрегая знаниями и полагая, что это лучше, нежели обширные знания при малом разуме. По этому поводу существует много разных мнений и возникает немало вопросов. Одни могут сказать, что наи­большее благо достигается при выборе того, что более всего содействует общественной пользе и выгоде; другие скажут, что большие познания из разных наук полезнее сколь угод­но большого природного рассудка, поскольку природный рассудок существует, пока жив человек и со смертью его погибает. Приобре­тенные же знания, напротив, надолго пережива­ют человека благодаря славе, которую они могут ему снискать, поэтому полезно по воз­можности обучать других и сочинять книги для будущих поколений. В этом случае позна­ния не умирают вместе с человеком, в чем можно убедиться на примере Аристотеля и других, чьи учения обошли весь мир и оказа­лись для него более полезными, чем благо­разумие всех людей прошлого и настоящего без обретенных знаний. Правда, с помощью одного благоразумия люди, бывало, хорошо управляли различными королевствами и импе­риями, поддерживая в них порядок. Но все это, тем не менее, преходяще и со временем исчезает, знания же остаются навсегда.

Все эти вопросы я оставляю без окончатель­ного ответа, предоставляя другим заниматься ими, поскольку они не имеют отношения к строительству нашего Града, и хочу вернуться к твоему вопросу, есть ли у женщин природ­ное благоразумие. Конечно, есть. И ты знаешь это как из моих слов, так, в общем, и из собст­венных наблюдений за поведением женщин, когда они исполняют предписанные им обязан­ности. Но будь осторожна при оценке благо­разумия, ибо все или большинство женщин столь усердны, внимательны и заботливы, занимаясь хозяйством и обеспечивая себя всем необходимым по своему разумению, что нередко вызывают возмущение своих беспеч­ных мужей. Те думают, что жены принуждают и заставляют их делать гораздо больше, чем они обязаны, и говорят, что жены хотят быть расторопнее мужей, чтобы все дела взять в свои руки. А потому многое из того, что жен­щины говорят мужьям из добрых побужде­ний, теми оборачивается против них. О такой благоразумной женщине говорится в Притчах Соломоновых...".