12

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 

Мы можем рассматривать капиталистические общества как один

из подтипов современных обществ. Капиталистическое общество как

система имеет несколько специфических институциональных черт.

Во-первых, экономический порядок содержит характеристики,

указанные выше. Конкурентная и экспансионистская природа

капиталистического предприятия означает, что технологическая

инновация имеет тенденцию к постоянству и всеобщности. Во-

вторых, экономика явно отлична, или "отделена" от других

социальных сфер, особенно политических институтов. В-третьих,

разделение государства и экономики (имеющее много различных

форм), основывается на приоритете частной собственности на

средства производства. В системе классовых отношений последняя

непосредственно связана с товаризацией наемного труда. В-

чётвертых, автономия государства обусловлена его опорой на

накопление капитала, над которым оно не имеет, однако, контроля.

Но почему капиталистическое общество вообще является

обществом? Только потому, что оно является национальным

государством. Административная система капиталистического

государства, и вообще всех современных государств, должна

интерпретироваться в терминах координированного контроля

над территорией. Ни одно из досовременных обществ не достигало

уровня административной координации, развившейся в национальных

государствах.

Такая административная концентрация зависит в свою очередь от

развития функций надзора, существенно усилившихся в сравнении с

аналогичными функциями в досовременных обществах. Развитый

аппарат надзора составляет третье институциональное измерение

модерна вслед за капитализмом и индустриализмом. Он возникает

только вместе с появлением модерна. Надзор относится к контролю за

деятельностью населения, прежде всего в политической сфере. Он

может быть прямым (в тюрьмах, школах и т.д.), но чаще не прямым,

основывающимся на контроле над информацией.

Четвертым институциональным измерением модерна является

контроль за средствами насилия. Военная сила всегда была

центральной чертой домодерновых цивилизаций. Однако в них

политический лидер никогда не мог сколь-нибудь продолжительно

удерживать монопольный контроль над средствами насилия на данной

территории, локальные конфликты и войны постоянно нарушали эту

монополию. Успешная и устойчивая монополия над средствами

насилия является чертой только государств модерна.

Распространение современных институтов по всему миру,

является генетически западным феноменом и определяется; всеми

четырьмя указанными институциональными измерениями модерна.

Национальные государства концентрируют административную власть

куда более эффективно, чем традиционные государства, и благодаря

этому даже самые малые государства могут мобилизовать

значительные социальные и экономические ресурсы.

Капиталистическое производство, особенно связанное с

индустриализмом, обеспечивает массовый рывок к экономическому

благосостоянию и военной силе. Комбинация всех этих факторов

делает невозможным сопротивление экспансии Запада. Возникает

феномен глобализации модерна.