14

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 

С определенными оговорками можно утверждать, что стержнем

его творчества служит проблематика отношений между социальными

структурами и действием, или агентностью. Она образует основу и для

разработки всех остальных первостепенных и менее существенных

тем. Эта проблематика является, как известно, одной из важнейших в

теоретической социологии. В свое время она явилась по существу

основополагающей для социология как самостоятельной научной

дисциплины.

Существуют несколько устойчивых подходов к данной

проблематике. Выбор того или иного подхода задает во многом и

общий теоретический облик основных направлений и школ

теоретической социологии. Подход Гидденса ориентирован на такую

концептуализацию указанного отношения, которая позволит и снять

некоторые затвердевшие и "вещные" оппозиции, и интегрировать

важнейшие моменты устоявшихся воззрений на данное отношение.

Предлагаемая им концепция носит, по существу, характер синтеза,

причем речь идет не столько о попытке синтезировать наличные

позиции, сколько о стремлении сплавить воедино в теоретической

схеме как субъектные, так и объективно-структурные компоненты

социальной жизни. В результате такого сплава действительно

вскрываются возможности при всякой разработке субъективных

компонентов говорить одновременно об институциональных

компонентах и наоборот.

Поэтому если говорить предельно кратко о творчестве Энтони

Гидденса, то можно сказать, что оно представляет собой одну из

крайне немногочисленных попыток - при объективно существующем

устремлении к этому нынешней социологии - осуществить

крупномасштабный теоретический синтез, создать предельно

широкую концепцию основ и природы конституирования

человеческого общества.

При этом в работах Гидденса речь идет, и это следует

подчеркнуть, именно о синтезе, а не об эклектическом смешении

различных традиций и позиций. Гидденс при всем обилии

используемого теоретического материала практически никогда не

теряет из виду объединяющего и синтезирующего принципа и

поставленной теоретической цели. Соответственно, возникающее

построение опирается на заявленные посылки и носит характер в

значительной мере интегрированного целого. Нужно отметить также,

что Гидденсу удается избегать системного детерминизма,

функционализма и натурализма, присущих, по его мнению,

крупнейшему теоретико-социологическому синтезу нашего времени -

концепции Г.Парсонса.

В связи со сказанным неизбежно возникает вопрос о том, в

какой мере теория структурации способна выполнять функции

общей исследовательской программы по отношению к

эмпирической работе в различных областях социологии. Такой

вопрос правомерен еще и потому, что разработка своей теории,

прежде всего теории структурации, осуществляется Гидденсом без

непосредственного соотнесения с какими-то собственными

эмпирическими исследованиями или с такими исследованиями

других социологов. Эмпирический материал используется

Гидденсом преимущественно как иллюстративный.