Первое кормление

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 

«После родов (в первые 6 - 10 часов) мать нуждается в полном отдыхе, да и молока у нее еще нет (??)... По­этому первый раз прикладывают к груди всех здоровых детей через 6 - 12 часов. Более раннее прикладывание не­целесообразно»3.

Практически же в роддомах матерям дают кормить на второй-третий день...

Трудно придумать, что может нанести больший вред новорожденному, чем позднее прикладывание к груди, то есть лишение его молозивного, переходного к молоку пи­тания. Как могло случиться, что педиатры назвали его незрелым молоком, тогда как у мамы оно является зре­лым каждый час, каждый день и без него ребенку плохо? Как не заметили, что «золотушных» детей было мало (6—7 процентов) до той злосчастной поры, пока не по­явилась инструкция «прикладывать не ранее (?) 12 часов после рождения»? Инструкция вот уже несколько лет как отменена, но привычка действовать по ней осталась.

Теперь «золотушными» детей не называют, но диатезных детей от 80 до 94 процентов. Разве это не сигнал тревоги? Среди потока писем к нам не менее 60 процен­тов содержат трогательную просьбу: «Напишите, пожа­луйста, рецепт, чем излечили вы своего внука от диа­теза». Диатез сейчас мучит миллионы детей, все ищут рецепта, но никто и никогда не задал вопрос: «Как пре­дупредить диатез?» Почему? А ведь предупреждение — это пустяк по сравнению с лечением, и двадцать лет как не секрет.

«Сосание ребенком груди... вызывает волны маточных схваток, которые помогают предохранить вас от кровоте­чения; по этой причине очень важно часто кормить грудью в первые несколько дней после родов — и особен­но в первые послеродовые часы»,— пишут Г. Брюер и Д. Пресса 4.

Не забудьте этого, мамы, когда увидите, что новорож­денного хотят унести от вас. Вспомните, ведь ни одна львица не позволит взять у нее детеныша, кто бы ни по­пытался это сделать. А женщины, даже зная, какие не­счастья ожидают ребенка, отдают его без сопротивления. Почему? Выходит, звери более смелы, сознательны, об­ладают чувством собственного достоинства и несут ответ­ственность за судьбу детеныша? И потом: почему защи­та Отечества почетна, а защита своего ребенка нет?

Ну, шутки в сторону, берите и кормите ребенка, а акушерке дайте эту книгу и скажите, на каких страницах и сколько раз написано о раннем прикладывании к груди. А вдруг она почитает, пока вы будете кормить малыша, улыбнется, глядя на вас, счастливых, и потом сама ста­нет предлагать мамам: «На, милая, приложи-ка своего крикуна. Сейчас в самый раз, святое это дело! И для здо­ровья и для любви полезно! Я уж знаю».

И действительно, рано или поздно все согласятся, что так надо. Так давайте вернемся к этому пораньше, и пусть пострадавших будет меньше. Это важный шаг к здоровью ребенка на всю будущую жизнь. И ведь как просто его сделать!

Участие отца

Участие отца нужно и матери, и ребенку. Как это ни уди­вительно, но первые минуты жизни новорожденного по­чему-то оказывают сильное действие не только на мать, но и на отца.

В родильном доме, где одно время кесарево сечение делали почти 11 процентам женщин (США), стали при­глашать к моменту операции отцов. И если отец прихо­дил вовремя, то просили его минут 5—7 подержать в ру­ках голенького новорожденного, пока тому готовили сте­рильный кювез (куда его помещали после операции). Если отец приходил поздно, ему предлагали посмотреть на сынишку или дочь через стеклышко кювеза и тоже ос­тавляли там ровно на 7 минут. А через 4 месяца, когда забылось происходившее в родильном доме, посетили все эти семьи вечером, когда родители были дома.

38 отцов, смотревших на своих детишек через стек­лышко кювеза, ничем особым не отличались от обычных среднестатистических, а вот 17 подержавших своих де­тишек в руках целых семь первых минут, когда работал контакт «КОЖА К КОЖЕ», были необычны. Они с удо­вольствием возились дома с детьми, пеленали их, подмы­вали, делали им гимнастику, а когда малыш пищал, то раньше мамы бросались к нему. Не все, конечно, посту­пали одинаково, но наблюдатели в заключение сделали вывод: «Мы увидели отцов, не отличавшихся от матерей по заботливости и привязанности к своим детям».

Вот ведь каким простым способом можно благотворно повлиять на все племя отцов. А пока... «Пока лишь в одном-единственном на всю страну роддоме отец может увидеть (а почему не подержать, не понянчить?) ребен­ка с первых секунд его жизни. Это роддом № 1 Риги 5, а теперь к нему прибавился роддом № 15 Москвы.

Муж не должен оставлять жену одну в эти трудные для нее часы. Не заставляем ли мы всех отцов совершать предательство, уходить от тех, кто вверил им на всю жизнь свою судьбу и судьбу своих детей? Не преступны ли наши инструкции в морально-этическом плане? Когда же мы начнем понимать происходящее и подниматься к человечности?

Я предлагаю для начала давать отцу в дни рождения сына или дочери трехдневный ОТПУСК и называть его «отцовские дни». Тогда он сможет не только проводить жену в роддом, а побыть с ней рядом, поддержать ее, помочь в эти ответственные часы.

И мать, торжественно вручая новорожденного отцу, могла бы сказать: «Я принесла его в жизнь, ты теперь выведи в люди!» или что-то иное, трогательное и подхо­дящее к торжественности происходящего.

В жизнь вошел Человек! А если в эти минуты будут рядом с женщиной-матерью не только доктор и акушер­ка, но и те родные и близкие, от которых зависит жизнь семьи, насколько лучше бы сложились отношения между участниками этого События. Как благотворно могли бы они сказаться на дальнейшем отношении окружающих к новорожденному и матери, к их здоровью и благопо­лучию.

К сожалению, врачи не подозревают, насколько жиз­ненно важно все происходящее в эти первые часы, а бед­ные отцы не знают, какой доли любви к сыну или дочери они лишаются, расхаживая под окнами недоступного по­ка родильного дома. О бабушках и дедушках я уж и не говорю. Они вовсе исключены из этого процесса, а сколь­ко от них будет зависеть позже...