Как следует пеленать и одевать ребенка

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 

Точное название того, что рекомендуется во многих из­даниях как одежда новорожденного, должно быть опре­делено как комфортный термостат повышенной влажнос­ти. Как иначе назвать сверток, в котором находится мла­денец, завернутый согласно медицинским предписаниям? Термометр, помещенный внутрь свертка, покажет ком­фортную температуру (плюс 32—34 градуса), а гигро­метр — влажность свыше 90 процентов.

Посмотрим, насколько физиологично пребывание ребенка в этих условиях. Новорожденный — удивитель­ное во многих отношениях создание. Если взять уже знакомую нам «Книгу о здоровье детей» М. Я. Студеникина, то там он называется слабым, нежным, беспомощ­ным, требующим неустанной заботы и тщательного ухо­да. Все у него еще «не развито, слабо, несовершен­но»6. Даже в комнате его требуется одевать в шесть, а считая клеенку,— в семь одежек, заворачивать в одеяло. И везде подчеркивается, что его надо постоянно держать завернутым, потому что «механизмы терморегуляции еще несовершенны»7.

А когда мы открыли книгу Е. А. Покровского «Физическое воспитание детей у разных народов»8, то нашли там диаметрально противоположные сведения. Ребенок мог родиться у якутки зимой при сорокаградусном мо­розе по дороге на стойбище. У финнов повитуха вела роженицу в жарко натопленную баню и парила там хо­рошенько, потому что считалось: если ткани распарены, мягки, роды пойдут легко. У некоторых народов ново­рожденного обмазывали глиной, у других — маслом, у третьих обмывали обязательно в холодной родниковой воде или крестили в проруби. И все ребенок выдержи­вал, и каждый народ считал, что у него самое правиль­ное обращение с ним.

Науке известны десятки случаев, когда младенцы по­падали к диким животным — волкам, обезьянам, анти­лопам,— то есть совсем уже в нечеловеческие усло­вия... и все равно дети выживали. Чем объяснить этот феномен? Только особенностями самого новорожденного и закономерностями его развития.

Ребенок, как видно, «спроектирован» природой не для изнеживающего комфорта современных городских квар­тир, не для семи одежек и одеяла в теплой комнате, а для суровых условий существования на планете Земля с ее жарой и морозами, дождем и ветром. Причем «спроек­тирован» он с большим запасом прочности.

Кибернетики назвали основу такой надежности прин­ципом функциональной избыточности. Чтобы человек не умер от кровотечения, в его крови в 70 раз больше тром­бина, чем надо для свертывания крови; его аорта выдер­живает давление в 60 раз большее, чем может создать сердце; он может дышать воздухом с таким малым ко­личеством кислорода, что все двигатели внутреннего сго­рания остановились бы (наблюдали это в подводных лод­ках в прошлую войну); он выдерживает в обнаженном виде (прижатый лишь к телу матери) и сорокаградус­ный мороз, и шестидесятиградусную жару бани и так далее.

В организме человека идет НЕПРЕРЫВНЫЙ ПРО­ЦЕСС АДАПТАЦИИ (перестройки, приспособления) к условиям существования.

Эта перестройка может идти в зависимости от усло­вий в двух противоположных направлениях: развертывания и совершенствования функций и органов (в пределах адаптивных возможностей) и в направлении свертывания функций за ненадобностью.

Скорость этой перестройки зависит от силы действующих факторов и... возраста. «В период новорожденности скорость адаптивных процессов наивысшая и с возрастом замедляется» (И. А. Аршавский). А глубина перестройки зависит от времени действия фак­тора, от его длительности.

Вот теперь, после этих общих рассуждений, попро­буем понять, что же происходит с новорожденным.

Это существо, созданное с феноменальным запасом прочности и невероятной способностью приспособления, может выжить и среди диких животных, выживало и в суровых условиях Древней Спарты, выживает и в по­стоянном тепловом комфорте, закутанный согласно «Кни­ге о здоровье детей». Но каким он при этом становится через неделю после рождения, как он успевает пере­строиться,— вот что важно. Одной недели достаточно, чтобы механизмы физической терморегуляции, подготов­ленные в день рождения к началу работы, свернули свои функции за ненадобностью, потому что ребенок все 24 часа в сутки находится в тепловом комфорте, где никакие регуляторы не нужны. И тогда становится справедливым все, что пишут педиатры. Они сами сделали его таким, хотя утверждают, что он таким и был от рождения, и ничего доказать им теперь невозможно. Как говорится, поезд ушел.