Если не хватает молока...

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 

«А если не хватает молока?» — нередко спрашивают молодые матери. Начинаешь выяснять, и оказывается, что женщине хочется, чтобы малыш был пухленький, «как на картинке», да и доктор говорит, что он «недо­бирает» в весе, а бабушка жалеет: «Какой худенький...» Но малыш живой, подвижный, здоровый, только... не­большой и без лишнего жира, то есть нормальный.

Пытаюсь убедить в этом маму. Нельзя всех людей вырастить одинаковыми, не надо гнаться за картин­ками, на которых почему-то явно ожиревшие дети изоб­ражаются как эталон здоровья. Но женщине все равно кажется, что ребенок не наедается ее молоком досыта, что он остается голодным. У нее свои чувства, и логи­ческие доказательства здесь не действуют. Тогда я со­ветую увеличить количество молока одним народным средством, о котором мне рассказала одна молодая мама:

«Перед тем как кормить малыша грудью, приго­товьте таз с горячей водой (такой, чтобы ноги выдер­жали), старенькое одеяло и чашку горячего чая с мо­локом. Садитесь на стул вместе с малышкой, опускайте в таз ноги, попросите кого-либо укрыть одеялом ваши ноги вместе с тазом (баня для ног) и принимайтесь пить чай с печеньем, сухариками или с медом, как вам нравится. Через несколько минут, когда приятная теп­лота охватит ноги и разольется по всему телу, начи­найте кормить ребенка. Такого прилива молока к гру­ди, как в эти минуты, я никогда больше не ощу­щала».

Мы не знаем научных основ действия этого средства, но что оно может дать такой эффект, нисколько не сомневаюсь, особенно если в него верить. «Лекарство» это действует сразу, а не через день, и побочное дей­ствие его легко и просто устранить.

Отсутствие у матери молока — действительно боль­шое горе.

Помню, в мае 1984 года Светлана Евгеньевна А. пришла к нам за советом: молоко у нее совсем исчезло.

Почему? — недоумевал я, глядя на цветущую полногрудую гостью.

Наташу принесли кормить только на третьи сутки, а я страдала от обилия молока. Тогда для оттока его  в течение  пяти  дней  мне делали  по девять уколов какого-то лекарства. Сейчас совсем в груди ничего нет,— объяснила женщина.

Я ахнул: мало того, что и так сделали все, что ве­дет к снижению лактации, но добавили еще 45 инъекций сверх общепринятого! Рассказал Светлане Евгеньевне все, что знал сам о лактации в это время: об индейцах-ирокезах, у которых ребенка-сироту выкармливает л га-бая женщина; о том, что сосание груди — мощный биологический сигнал организму матери, что даже пять дней голодовки не страшны новорожденному. Ре­шится ли она попытаться вновь подключить природный механизм? Ведь предвидеть последствия инъекций было трудно.

Но Светлана Евгеньевна решилась: она ничего не стала давать 19-дневной Наташе, кроме груди и воды, и... молоко пришло!

— Трудно было в первые дни,— рассказывала она потом.— Все родные меня ругали: «Дура, слушаешь какого-то ирокеза, и девчонку уморишь, и сама дой­дешь! Смеси теперь хорошие выпускают, все ими спа­саются, не мучь дитя!»

Наташу я снова увидел в конце июля. И ее мама, и я не могли нарадоваться здоровому виду девчушки. И для этого надо было всего-навсего подчиниться за­конам   природы,   а   не   законам,   придуманным   людьми.

Вот, скажем, мнение наших педиатров: стул у малышей должен быть регулярный. Что это за болезнь нашего времени — все зажать в тиски регуляр­ности: кормить по часам, укладывать спать по часам, на горшок сажать — тоже? Да еще и оправдывать это природными биоритмами. Но ведь не вяжется жесткий режим с природой! В первые дни у малыша стул иногда бывает и семь раз в день после каждой еды. И это нормально, хотя мама в тревоге — не понос ли у него? А иногда, наоборот, он пачкает пеленку только раз в два или три дня. Опять тревога: не запор ли это? Не делать ли клизму? Не вредна ли такая нерегуляр­ность?

Оснований же для тревоги нет ни в первом, ни во втором случае. Если малыш питается только материн­ским молоком, которое переваривается в его желу­дочке почти полностью, то стул зависит от того, что ест мать, какое у нее настроение, какое время года, погода... Только с переходом на  пищу  взрослых, то есть  на  втором  году жизни,  малыш приближается к обычной, как у взрослого, регулярности, но и тогда делать из нее фетиш все равно неразумно. Следить надо за самочувствием и поведе­нием ребенка, за внешним видом и запахом кала. Если малыш ест только мамино молоко, то стул обычно желтоватого или чуть зеленоватого цвета с кислень­ким    характерным    запахом.    Это    признаки    здоровья.