Не закаливающие процедуры, а иной образ жизни

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 

В отношении закаливания у нас также существует много предрассудков. Считается, что закаливание дает результат на всю жизнь. Но закалить раз и навсегда — на всю жизнь — можно стальной нож или кинжал, ре­зец или напильник. Их нагревают докрасна, а потом опускают в холодную воду или в масло, и они на­всегда остаются закаленными — крепкими и твердыми. Ничего похожего не бывает ни с ребенком, ни со взрос­лым.

Здесь действуют законы природы — постоян­ная и непрерывная адаптация к условиям жизни, по­стоянное приспособление и изменение. Даже сами врачи признают: «При прекращении занятий эффект от зака­ливания исчезает у ребенка первого года жизни через 5—7 дней»9. Вот мы и не занимаемся никакими зака­ливаниями по минутам и по градусам, а просто не пря­чемся от пагоды и природы.

Когда малыш начинает ползать и ходить, он одет, как правило, в трусики и почти всегда босичком. Босые ножки быстро и точно реагируют на изменение темпе­ратуры окружающей среды: посиневшие холодные пяточки — это знак, что термоадаптивные реакции про­текают нормально и быстро. Старшие дети говорят: «Когда ходишь босиком дома, то ногам холодно не бы­вает (от малышей мы действительно никогда не слы­шали жалоб, что ножки замерзли или ножкам холод­но). Только когда сядешь у телевизора в мягкое кресло и подожмешь ноги под себя, тогда почувствуешь, что они холодные».

Мы  поэтому не обращаем  внимания  на то,  что  пол может быть холодный, тем более что у нас под линолеу­мом еще деревянный настил, и я всегда удивляюсь, когда в городских домах мамы подсти­лают ребенку еще коврики, одеяльца, пеленки на «холод­ный» пол, который на всех эта­жах, кроме первого, имеет... комнатную температуру. А внучатам, бегающим самосто­ятельно, мы не только не за­прещаем выскакивать босиком на снег, но, наоборот, спрашиваем: «А выскакивал ли ты сегодня из дома?» — и если нет, то просим: «Сбегай пос­мотри, не принесли ли почту?»

До почтового ящика на воротах забора не менее 90 метров, и пробежка туда и обратно занимает не меньше одной минуты. Но какое это удовольствие, если на дорожке первый снег,— ни словом сказать, ни пером описать! Никакие ковры и перины, ни шелк, ни бархат не могут сравняться с ним по нежности. Мне самому приятно пробежаться по снежной дорожке, а за босым дедушкой, конечно, помчатся все семеро или пятеро визжащих от удовольствия внучат.

Лучше ходить босиком

Среди людей редко, но попадались «чудаки», не приз­нающие обуви совсем или предпочитающие ее при воз­можности снимать. Лев Николаевич Толстой любил ходить босой по траве, по росе, по тропинкам парка. «Чудит граф»,— думали про него, а он в отличие от других поступал просто и мудро.

Врач Себастьян Кнейп в прошлом веке заявлял: «Самая лучшая обувь — это отсутствие обуви» или: «Каждый шаг босиком — лишняя минута жизни». По­чему так происходит, наука открывает только сейчас, хотя   человечество   пользуется этим мощным стимулом здоровья испокон веков. Оказывается, к поверхности кожи человека подведено около 250 000 нервных окон­чаний, чувствительных к прикосновению, к боли, к теплу, к холоду (причем Холодовых точек в десять раз больше, чем тепловых), и распределены они очень не­равномерно: на кожу подошв точки выведены в шесть раз плотнее, чем на спине, на груди, на других частях тела.

Когда такую картину мы наблюдаем у животных, это понятно: на подушечках лап у них совсем нет шер­сти, и они легко и быстро ощущают все колебания температуры. Стали исследовать, как изменяется тем­пература кожи у ребенка, и обнаружили, что на спине и животе она изменялась незначительно (в пределах 1—2 градусов), в то время как в конечностях она изменяется почти пропорционально изменениям температуры пола помещения (от 24 градусов до 35)   .

Подошвы наших ног, как и у животных, тоже ока­зались «природными термометрами» — индикаторами холода и тепла. Ступил ногами на снег — и сразу коман­да: «На улице холодно — увеличивай выработку тепла и уменьшай потери!»; пришел в комнату, где на 20 градусов теплее,— новая команда. А если на этот термометр-индикатор надеть колготки, носки и ботинки, что он может показать, какую команду выдать?

Из этой аналогии я извлек для себя урок: второй десяток лет хожу дома босиком. Утром, встав с постели, выхожу во двор в одних плавках и бегу по «дедушкиной дорожке» (я ее сделал вдоль забора во дворе, длиной 222 метра). Могу бежать один круг, могу 5 или 10 — сколько захочется. Если к этому времени проснулся кто-либо из внучат, спрашиваю: «Кто храбрый? Кто со мной побежит?»

А так как в возрасте от двух до семи всем хочется быть храбрыми, выскакивают и они. Жаль только, что это не так часто бывает, как хотелось бы. Но даже отдельных пробежек хватает, чтобы быть спокойным за здоровье внучат, а сам я не могу вспомнить, когда в последний раз простужался или болел гриппом.

Казалось бы, чего проще: пользуйтесь все этим испытанным способом быть здоровыми. А желающих мало. Почему? Тут и привычка к обуви (отсюда изне­женные подошвы), и боязнь пораниться (стекла, камни, железки), и... как-то не принято: «Мы же не нищие и не юродивые какие-нибудь, а цивилизованные люди...» Хождению босиком мешает еще и такой медицинский предрассудок: считается, что на плоском полу это при­ведет к плоскостопию. Рекомендуется надевать ребенку ботиночки с каблуками. Правда, где это записано, нам найти не удалось, но родители часто ссылаются на такое указание врачей. Думаю, что сами врачи не учи­тывают следующих факторов.

У новорожденных стопа плоская, то есть отпечаток получается широкий. Но по мере того как малыш начинает ходить, а нога — выполнять свою опорную и рессорную функции, в стопе образуется свод, и отпечаток ее становится нормальным. Чем больше ребенок ходит, бегает, прыгает, лазает, тем больше развивается и стопа, вынужденная становиться все совершеннее,— это общий закон развития.

Среди полных детей гораздо больше плоскостопых, чем среди худощавых,— из-за большого веса при ма­лой подвижности. Почти неизвестно плоскостопие и сре­ди народов южных стран — Индии, Африки, Индонезии, где ходят босиком почти все, а обувь носят не­многие. Я думаю, что босоногое детство семерых наших детей и в деле предупреждения плоскостопия сослужило им добрую службу — отпечатки стоп у них безупречны.

Загар не только красота, но и здоровье

«От загара все хорошеют. Дети не являются исключе­нием из этого правила. Солнце — лучшее естественное средство борьбы против малокровия и рахита»,— счи­тают Софи Лямираль и Кристина Рипо". В Венгрии выносят на солнце грудничка с шести недель, а в Че­хословакии — после четырех: «Сделайте ваш дом открытым солнцу. Если нет у вас солнечной квартиры, водите ребенка с самого раннего возраста на сол­нце, осторожно прибавляя ежедневно по минуте, пока ребенок не привыкнет к солнцу и весь не заго­рит»,— пишет доктор Мирка Климова-Фюгнерова12.

Мы начинали выносить малыша голеньким на солнышко и давали загорать ему со всех сторон уже с двух-трех недель.

Сначала всего на 5—7 минут, постепенно увеличивали время пребывания на солнце, и через 10—15 дней малыш обычно хорошо выдер­живал и 30, и 40 минут, а то и час под нашим неярким подмосковным светилом. Тогда с малышом не страшно было идти на речку купаться и брать его с собою в любые поездки — можно было не бояться, что он обгорит.

Конечно, чтобы не навредить, лучше всего исходить из эритемной дозы. Что это такое? Эритемной дозой называют то время пребывания на ярком солнце, после которого открытая кожа у взрослого человека к вечеру покраснеет. На широте Москвы ее считают для белокожих равной 40 минутам, а в Крыму и на Кав­казе —20. Если вы, загорая первый день, примете не одну, а две или четыре таких дозы, то получите сол­нечный ожог, иногда очень болезненный, с волдырями, после излечения которого слезает кожа. Для детей эта эритемная доза, конечно, меньше — кожица у них чув­ствительнее, и поэтому в первые дни надо быть осто­рожными тем больше, чем меньше ребенок.

Выйдя с малышом на солнышко, начинайте с 0,1 дозы взрослого. Потом постепенно вы  узнаете, какова у него чувствительность, потому что смуглокожие более устойчивы к солнечным лучам и к ним лучше пристает загар, а чем белее кожа, тем более осторожными надо быть. Хотя живем мы под Москвой, с годовалыми малы­шами бывали летом в Феодосии, Евпатории, Одессе. Никогда не надевали панамок, но в первую неделю смотрели, чтобы не переборщить, и не знали солнечных ожогов и ударов. Волосы очень хорошо защищают от солнца, а лучше солнечных ванн и грудного молока не придумано лекарства для предупреждения рахита. Витамин Д в сравнении с ними действует куда менее эффективно.