Движение и интеллект

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 

Многие и не догадываются, что между развитием ин­теллекта и развитием движений существует удивитель­ная зависимость, или, как говорят ученые, «высокая положительная корреляция». Считается, скорее, нао­борот. В житейских разговорах чаще подчеркивается другое: вот, мол, увлекся футболом, а учебу забросил, «ноги... работают хорошо, а голова...» — и многозна­чительная пауза. Возразить трудно: лучшие наши спорт­смены не являются лучшими изобретателями или уче­ными. И лучшие наши умы бывают, к сожалению, да­леки от совершенства в области физической культуры. Какая уж тут корреляция?! Оказывается, все дело в возрасте: для нормального развития мозга в мла­денчестве необходимо прежде всего движение. И чем оно разнообразнее, интенсивнее и жизнерадостнее, тем благотворнее сказывается на развитии ребенка, и осо­бенно его интеллектуальной сферы.

Сначала и мы в своей семье, стараясь избавиться от диатеза, не думали, к каким последствиям может привести то, что заметно изменили образ жизни ма­лышей. Незавернутые в пеленки, они сами с удоволь­ствием и много шевелились, а кроме этого их, голень­ких, очень часто брали на руки и носили все старшие. И не просто носили, но и помогали малышу двигаться и напрягаться. Например, просовывали в его сжатые кулачки по пальцу и сначала сажали, а потом ставили на ножки и даже поднимали на несколько секунд в воз­дух, приходя в восторг от того, что малыш «сам держится!», «сам висит!», «так крепко хватается!».

Короче, мы вопреки обычаю не позволяли детям только лежать в эти первые недели и месяцы и не боя­лись, что «искривятся ножки», что «он еще головку не может держать», что «для него эта страшная пе­регрузка — висеть на наших пальцах». Не обращая внимания на устрашающие предостережения бабушек, знакомых, людей «опытных» и даже специалистов-врачей, мы сделали эти первые месяцы жизни де­тей насыщенными самыми разнообразными движениями и вместо мирной, спокойной прибавки в весе дали им беспокойное, рискованное, опрометчивое... развитие. Конечно, для нас оно выступало именно как развитие физическое, от которого зависит стойкость против любой инфекции.

И вдруг на глаза попадается небольшая заметка в газете о том, что 750 малышей, научившихся плавать раньше, чем ходить, по уровню умственного развития оказались выше среднего. Обычно примерно половина группы показывает результат выше, а вторая поло­вина — ниже среднего. Почему же тут все выше? Здесь не было никакого отбора родителей (у людей, обладающих высокими умственными способностями, как правило, дети тоже умнее), почему же развитие интеллекта произошло у в с е х? У нас, естественно, воз­ник вопрос: не объясняется ли это странное явление тем, что все они рано научились плавать в отличие от сверстников, пролежавших эти месяцы в кроватке и в коляске?

А через несколько лет появилась подобная заметка об опытах доктора Коха (Чехословакия), который обучал группу младенцев лазанию по шведской стенке, развивая их врожденный рефлекс ползания. И опять малыши успели не только освоить лазание раньше, чем обычную ходьбу, но и интеллектуально развивались быстрее, чем обычно. Потом было сообщение о попытке запустить шаговый рефлекс. Здесь шесть мам, не испу­гавшись, что у новорожденных искривятся ножки, бра­ли их под мышки и, поставив на стол, начинали их водить. Делали они это перед каждой едой, и малышки быстро усвоили, что они идут на «завтрак» или на «обед», и поэтому вышагивали с таким энтузиазмом, что между шестым и седьмым месяцем пошли само­стоятельно — вместо обычных двенадцати — четырна­дцати. И в этом случае исследователей удивили не столько успехи в овладении ходьбой, сколько ощутимый скачок в росте интеллекта.

Подобные факты накапливались непрерывно. Вот еще одно исследование. Американцы посылают детей в школу в шесть лет, но они всех тестируют и отделяют очень способных (группа А) от средних (группа В) и отставших в развитии (группа С), которым трудно учиться в обычной школе. Из них формируют разные классы. Но разделить на подобные группы четырех­летних уже труднее, двухлетних — еще сложнее, годо­валых — еще все же можно. А вот десятимесячные казались все одинаковыми. Предположили: видимо, по-разному идет воспитание в семьях, если совсем «оди­наковые» десятимесячные к шести годам становятся столь различными. Стали наблюдать за несколькими десятками десятимесячных младенцев: что же особен­ного с ними делают мамы, папы, бабушки, дедушки? На это потребовалось несколько лет, но выводы оказа­лись интересными. Руководствуясь ими, теперь доста­точно было понаблюдать за ребенком всего день-два, чтобы сказать: у этого малыша мама группы А, он бу­дет очень способным и учиться будет легко. Чем же от­личались матери группы А?

Вместо того чтобы держать своих детей в кроватке или манеже, в окружении чистых и безопасных игру­шек, они пускают их ползать по комнате, по всей квар­тире или по дому. Встречаются такие храбрые мамы, которые выпускают детей даже во двор, где опасностей и неожиданностей просто не счесть. При этом они не спешат, как «скорая помощь» к малышу, а дают ему время поразмышлять, потрудиться, покряхтеть в труд­ной ситуации и попытаться разрешить ее самостоя­тельно. Однако о,ни никогда и не бросают ребенка од­ного, и обязательно придут на помощь, если надо. Правда, их помощь не снимает с малыша жизненную задачу, а помогает ее разрешить. Такие матери очень рано начинают относиться к ребенку с полным уваже­нием, рано начинают считать его понятливым, сообра­зительным человеком, которому самостоятельное исследование может доставить удовольствие и идет на пользу. Они правы: десятимесячный ребенок еще не умеет говорить, значит, многие словесные уроки и предупреждения взрослых для него бесполезны. Ему приходится узнавать все свойства вещей на собственном опыте и, значит, развивать в себе качества исследователя наивысшими для себя темпами. Это самое лучшее время для развития творческих и исследовательских способностей, больше в жизни оно уже не повторится. Упустить его — значит замедлить не только физическое, но и интеллектуальное развитие ребенка.

Мы в своей семье, к сожалению, не знали всех этих удивительных фактов, не знали, что обучение плаванию, лазанию или ходьбе в первые месяцы жизни дает силь­нейший толчок развитию интеллекта, но развивали хва­тательный и опорный рефлексы. Мы не знали, что пе­риод ползания весьма благодатное время для разви­тия творческих способностей и общей одаренности ре­бенка, но пускали малышей на пол и разрешали им исследовать мир, а потом увидели, что это делает их не только крепче и осторожнее, а и сообразительнее.

Мы постарались сделать мир, с которым сталкивался впервые наш ползунок, разнообразнее, богаче для исследования, а для этого дополняли обычную мебель в доме спортивными снарядами: турниками, лесенкой, кольцами, канатами, шестами, лианами и тому подобным, выделили в доме помещение для мас­терской с большим набором разных инструментов и ма­териалов. Мы дали малышам азбуку на кубиках, мел и доску, карандаши и бумагу, книги и таблицы, развивающие игры и конструкторы всех типов, какие находили в магазинах.

И сначала были уверены, что именно это позволяет нашим детям успешно развиваться интеллектуально, опережать многих сверстников в овладении знаниями и  навыками,  в  сообразительности  и  самостоятельности.

Конечно, так все и было, но... мы не могли не заметить, что вся умственная — изобретательская, исследователь­ская, трудовая, игровая — деятельность ребят была всегда буквально пронизана движением, интенсив­ным и напряженным до предела, требующим не только силы, но и тонкого умения, ловкости, гибкости, сбалан­сированности мышц всего организма. У наших ребят в раннем детстве, даже в младенчестве, никогда не было толстых пальчиков-растопырочек, ничего не умеющих, но умиляющих взрослых своей пухлостью и нежностью. Их крепкие, умелые руки легко, буквально играючи, овладевали новыми сложными движениями и в труде, и в игре. Мы радовались этому и не догадывались о том, что умелые руки — это развитой мозг.

Сейчас все больше обнаруживается свидетельств, что разнообразный труд, развивающий руки, как ни­что иное, развивает и ум. Утверждение Карла Маркса о том, что «надо работать не только головой, но и руками», знают многие, но многие ли догады­ваются о том, что этот естественный закон природы действует с первых месяцев жизни человека? Через руки малыша, овладевающие разными инструментами и домашней утварью, поступает так много информации в мозг, что он развивается гораздо успешнее, чем если бы оставить ребенка один  на один лишь с игрушками.

Есть в Подмосковье город Загорск. А в нем уни­кальное детское учреждение, где люди творят настоя­щие чудеса: у слепоглухих детей (вдумайтесь: слепых и глухих!) развивают человеческую психику. Как? Че­рез руки. Подвижнический труд воспитателей не знает себе равных по кропотливости, бережности, чут­кости и бесконечному терпению. Детей учат пользо­ваться орудиями труда, предметами домашнего оби­хода— реальными вещами (не игрушками!), в ко­торых как бы аккумулировалась человеческая изобре­тательская мысль. Не глаза, не уши — руки становят­ся чуть ли не единственными возбудителями мысли. И дети становятся людьми!

И теперь мы отчетливо сознаем: РАННЕЕ РАЗВИ­ТИЕ ДВИЖЕНИЙ — ПОЧТИ НЕРАСКРЫТЫЙ РЕ­ЗЕРВ необъясненного пока, но столь же несомненного РАЗВИТИЯ УМА РЕБЕНКА.

Каких же успехов можно достичь, если знать те из врожденных рефлексов ребенка (в одной медицинской книге мы насчитали их 27), что дают наибольший тол­чок развитию интеллекта, знать, как и когда эти реф­лексы развивать? А может быть, надо искать опти­мальные сочетания разных рефлексов и строить кривые зависимости «развития интеллекта от развития двига­тельной активности»? Пришла, видимо, пора не только зачислить атавистические рефлексы в разряд полезных, но и назвать их основой развития многих способностей, а главное, научиться их использовать.

Плавательному рефлексу уже повезло: он получил права «гражданства» даже в поликлиниках и детских садах. Разработаны методики и для родителей, для занятий дома, однако это дело требует определенных уме­ний, значительных затрат времени и большого коли­чества воды — то есть условий, трудно осуществимых в большинстве семей. Зато всегда и всем можно ис­пользовать, например, рефлексы хватательный (Робин­зона), шаговый, опорный, ползания.

Первый спортснаряд — руки старших

У нас нет специальных занятий гимнастикой, но каж­дый   раз,   как  берем   малыша,   не   просто   подхватываем малыша были расставлены пошире, опирались на полную стопу, носками наружу. Устав, ребенок, перебирая рука­ми перекладины, сам спустится вниз. И все упражнения делать малыш должен с удовольствием, с радостью.

Характерно, что Скрипалев также убедился в том, что занятия на спорткомплексе «с пеленок» помогали становлению здоровой психики детей. Его сын Олег, ко­торый родился с некоторыми отклонениями от нормы, стал благодаря подобным тренировкам сильным и ловким мальчиком. Отец также заметил, что занятия улучшали настроение сына.