УНИКАЛЬНЫЙ ОПЫТ НИКИТИНЫХ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 

На протяжении ряда лет супруги Никитины привлекают внимание людей, интересующихся воспитанием. Они не только высказали идеи о значении ранней тренировки ума и тела, но и провели их в жизнь в своей многодетной семье. Их публика­ции о первых двух детях в широкой прессе лет этак двадцать назад вызвали целую бурю. Высказывались сомнения и даже возмущение. Приезжали комиссии медиков и педагогов. Одни утверждали, что Никитины калечат детей, что метод нужно осу­дить. Другие, наоборот, восхищались и рекомендовали широ­кое распространение их системы воспитания. А между тем шли годы, росла семья, росли дети. И Никитины продолжали вос­питывать их в том же духе, ничуть не разочаровываясь в ре­зультатах. Опыт накапливался, замалчивать его стало трудно. Снова появились робкие публикации.

Вопросы воспитания интересуют меня давно, и не только в теоретическом плане, но и в практическом: насколько вообще человек воспитуем, в какие сроки, ценой каких усилий, каково значение наследственности? Уникальный опыт Никитиных име­ет прямое отношение к проблеме формирования личности. Именно поэтому я поехал к ним в Болшево, чтобы самому по­смотреть ребят. Оказалось, что все правда. Был конец октября, падал снежок. Борис Павлович встретил меня на перроне с не­сколькими ребятами. Одеты они были по-летнему, но не выгля­дели озябшими. Я пробыл в гостях день и выяснил все что хо­тел. Конечно, за это время нельзя проникнуть в души ребят, но впечатление осталось. Прежде всего я посмотрел детей по-вра­чебному: они все оказались очень тощими, очень сильными и, несомненно, здоровыми. Врачи, которые их «браковали» рань­ше, привыкли оценивать меру здоровья по толщине подкожной жировой клетчатки, а не по резервам мощности сердца, легких, мускулатуры. С резервами ловкости и силы было более чем благополучно — не мальчишки, а юные тарзаны. Второе впе­чатление: свобода, самостоятельность и независимость личности. В семье нет даже тени муштры, строгого режима, расписания. Да и как его провести, когда семеро детей и родители работают, когда, кроме того, бюджет составлял в то же время около тридцати рублей на члена семьи в месяц. Во всем чувство­вался коллектив, одна семья в самом высоком значении слова. Конечно, я не мог выяснить особенностей личности каждого из детей, их взглядов, убеждений, но одно приятно поражало: шкала моральных ценностей начиналась не с вещей и прести­жа, а с труда, доброты и сопереживания близким и товарищам.

Наиболее спорным является вопрос о развитии интеллекта. Скажу прямо, я не нашел в семье юных интеллектуалов и эрудитов. Я увидел очень сообразительных «решателей проблем» со свободным и изобретательным мышлением, с хо­рошо развитым языком. Да, они обгоняли своих сверстников по школьным программам кто на два, а кто на четыре года. Я видел их школьные тетради, дневники, пытался вникнуть в трудности их отношений с учителями. Увы, многие учителя, как и врачи, мыслят слишком шаблонно, чтобы оценить этих необычных ребятишек. Не все меня убедило в части школьных занятий: так ли уж необходимо кончать школу в двенадцать лет, но несомненно, что для таких ребят нужны особые про­граммы, иначе мозг детренируется «на манной каше» рутинной школьной программы, рассчитанной на сугубо средних уче­ников. Однако перескакивание через класс далеко не так безобидно и связано с психологическими опасностями, которые еще требуется уяснить.

Борис Павлович выдвинул закон, вернее, явление, которое он называет НУВЭРСом и которое касается развития умст­венных способностей. Его идея выглядит очень заманчивой: по его взглядам, всех людей можно сделать очень умными, если их очень рано и не так, как сейчас принято, целенаправ­ленно начать обучать. Никитин не одинок в вопросе высокой эффективности раннего обучения. Имеется большая литера­тура, с которой я более или менее знаком. Но несомненно, что уровень интеллекта ребенка можно повысить путем ран­него обучения. Энтузиасты утверждают, что, занимаясь в дошкольном периоде, можно всех детей приблизить к уровню отличников или хотя бы «хорошистов». Видимо, так и есть. Но превратятся ли школьные отличники в талантливых специа­листов,— вот что еще не доказано. Нет достаточных матери­алов. Возможно, что гены влияют на пределы интеллекта и даже раннее обучение не может существенно повысить эти пределы, не знаю. Но все равно я убежден, что пра­вильно    поставленная    работа    с   дошкольниками    может    существенно повысить интеллектуальный потенциал целого народа. Именно поэтому опыт Никитиных имеет большую ценность, особенно для нашего общества, располагающего широкой сетью яслей и детских садов.

Образование — это тренировка ума; воспитание — это формирование чувств и убеждений, движущих поведением человека. Именно они определяют гражданина. Трудно ска­зать, что важнее: воспитание или образование, но ясно, что эти факторы связаны. Образование само по себе не создает благородного человека, но повышает возможность привить идеал, поскольку расширяет воспитательные каналы, через которые действует искусство и наука.

Система воспитания в семье Никитиных построена на при­вивании чувства солидарности и любви к труду, что является, видимо, главным условием формирования общечеловеческой Нравственности, и в этом отношении значение опыта Ни­китиных в воспитательном плане исключительно велико.

Книга дает представление не только о методике их за­нятий с детьми, о физическом развитии детей и укреплении здоровья, но и об отношениях в семье, о способах социа­лизации детей. Автор не скрывает своих ошибок и труд­ностей, рассказывает о путях их преодоления. Книга в целом не носит характера нравоучения и назидания, но именно это заставляет читателя соотносить опыт Никитиных со своим, размышлять, анализировать. Это полезно не только родителям, но и специалистам, занимающимся теорией и практикой вос­питания.

 

Академик АН УССР,

Герой Социалистического Труда,

народный депутат СССР

Н. АМОСОВ